img1.jpgЧеловек, любящий сказки на всю жизнь в душе остается ребенком. Окунитесь в волшебный мир сказки сами и откройте его вашим детям. Волшебные сказки не оставляют в наших буднях места злу. Вместе со сказочными героями мы верим в то, что жизнь прекрасна и удивительна!

Пиноккио лишается денег и попадает в тюрьму

 

Вернувшись  в  город,  Деревянный  Человечек  стал   считать минуты,  одну  за другой, и, наконец решив, что время приспело, отправился опять к Волшебному Полю.
   Он очень торопился, и сердце его  громко  стучало:  тик-так, тик-так, как стенные часы, которые сильно спешат. Он думал:

   "А  если  я  найду  на ветках дерева не тысячу, а две тысячи монет? А если я найду не две тысячи, а пять  тысяч?  А  если  я найду  не  пять  тысяч,  а  сто  тысяч?  Ах, каким великолепным синьором я стану тогда! Я смогу  тогда  обзавестись  прекрасным
палаццо,  конюшней  с  тысячью  деревянных лошадок, погребком с желтым и красным ликером и библиотекой,  в  которой  на  полках будут   стоять  только  засахаренные  фрукты,  торты,  пряники, миндальные пироги и сливочные вафли".
   В таких  сладостных  мечтаниях  прошел  весь  путь.  Наконец Пиноккио приблизился к полю и остановился, чтобы поглядеть, где оно,  это дерево, ветки которого увешаны монетами, но он ничего не обнаружил. Он приблизился  еще  на  сто  шагов.  Ничего.  Он вступил на поле и наконец очутился возле той ямки, куда закопал свои  цехины.  Ничего.  Тогда  он  задумался, позабыл приличные манеры, о которых пишут в  книгах,  вынул  руку  из  кармана  и крепко почесал затылок.
   В  это  мгновение  до  его  ушей  донесся  громкий  смех, и, обернувшись, он увидел большого попугая,  который  чистил  свои жидкие перья.
   - Почему ты смеешься? - сердито спросил Пиноккио.
   -  Я  смеюсь  потому,  что,  когда  я  чистил свои перья, я щекотнул себя под крылом.
   Деревянный Человечек ничего  не  ответил  на  это,  пошел  к канаве,  набрал  ботинок  воды и вылил ее на землю в том месте, где были закопаны золотые монеты.
   Тут он опять услышал среди безмолвия полей смех, притом  еще более вызывающий, чем раньше.
   - Нельзя ли наконец узнать, - рассвирепел Пиноккио, - что означает твой бесстыдный попугайский смех?
   -  Я  смеюсь  над  дураками, которые верят во всякую чушь и даются в обман пройдохам.
   - Не намекаешь ли ты на меня?
   - Да, на тебя, бедный  Пиноккио.  Ты  до  того  непроходимо глуп, что веришь, будто деньги можно сеять, как бобы или тыквы, а потом собирать урожай. Я тоже когда-то верил в нечто подобное и  теперь  раскаиваюсь  в  этом. Теперь я убедился, к сожалению
слишком поздно, что  для  честного  заработка  нужно  трудиться собственными руками и думать собственной головой.
   -  Я  не  понимаю,  о чем ты толкуешь, - сказал Деревянный Человечек.
   Однако его уже начало трясти от страха.
   - Ну что ж, тогда я скажу яснее, - продолжал  попугай.  - Когда  ты  был  в  городе.  Лиса и Кот вернулись сюда, на поле, выкопали золотые монеты и унеслись с быстротой ветра. Разве  их теперь догонишь? Ищи-свищи.
   Пиноккио  слушал  с  открытым  ртом  и,  все  еще не в силах поверить  словам  попугая,  стал  ногтями  раскапывать   землю, которую  только что поливал. Он рыл и рыл и наконец вырыл такую глубокую яму, что в ней мог бы поместиться целиком большой стог сена. Но от золотых монет не осталось и следа.
   Тогда его охватило отчаяние, он побежал обратно в  город  и, не  медля  ни  минуты,  отправился  в  суд заявить судье о двух мошенниках, обокравших его.
   Судьей была большая и  дряхлая  обезьяна,  горилла,  которая имела  весьма  почтенный  вид  благодаря  своей старости, белой бороде, а главное  -  золотым  очкам.  Правда,  они  были  без стекол,  но обезьяна никак не могла без них обойтись, так как у нее ослабело зрение.
   Пиноккио рассказал судье со всеми подробностями о  том,  как его  обманули, сообщил имена и прозвища, а также особые приметы грабителей и в заключение воззвал к справедливости.
   Судья слушал его с глубоким доброжелательством и  величайшим участием, выглядел очень взволнованным и растроганным, и, когда Деревянный  Человечек  высказал  все,  судья  протянул  руку  и позвонил в настольный колокольчик.
   На звон моментально явились две собаки в полицейской форме.
   Судья показал пальцем на Пиноккио и сказал им:
   - У бедняги  украли  четыре  золотые  монеты.  Стало  быть, вяжите его и немедленно посадите в тюрьму.
   Деревянный  Человечек,  услышав  этот  неожиданный приговор, возмутился и хотел написать заявление. Но полицейские, не теряя времени, заткнули ему рот и сунули его в яму.
   Четыре месяца просидел в тюрьме Пиноккио, и это были длинные месяцы. Он сидел  бы  еще  дольше,  если  бы  в  это  время  не произошло одно счастливое событие.
   Молодой  король, правивший Болванией, одержал большую победу над врагами и в связи с  этим  устроил  публичные  празднества, иллюминацию, фейерверк, конные состязания и велосипедные гонки.
Кроме  того,  в  знак  великой  радости были открыты двери всех тюрем и освобождены все преступники.
   - Раз всех выпускают, то надо и меня выпустить,  -  сказал Пиноккио тюремному смотрителю.
   -  Вас  нет,  -  ответил смотритель, - вы не относитесь к числу амнистированных.
   - Прошу прощения, - возразил  Пиноккио,  -  я  ведь  тоже преступник!
   -  В  таком  случае,  вы  тысячу  раз  правы,  - извинился смотритель, почтительно снял фуражку, открыл  ворота  тюрьмы  и выпустил Пиноккио на свободу.

  Представьте  себе  радость  Пиноккио,  когда  он очутился на воле! Не теряя ни минуты,  он  повернулся  к  городу  спиной  и пустился по дороге к домику Феи.
   Стояла  дождливая  погода, и дорога превратилась в настоящее болото. Ноги в нем вязли по колени, но Деревянный Человечек  не обращал на это никакого внимания. Гонимый единственным желанием поскорее увидеть отца и сестрицу с лазурными волосами, он делал прыжки  не  хуже  гончей  собаки, так что грязь взметалась выше
головы. Он думал: "Сколько неприятностей я испытал!..  И  я  их заслужил,   потому   что   я  упрямый,  вспыльчивый  деревянный человек...  Всегда  я  стараюсь  сделать  все  по-своему  и  не слушаюсь  тех,  кто меня любит и кто в тысячу раз умнее меня...
Но я обязуюсь  с  этой  минуты  быть  хорошим  и  послушным.  Я убедился,  что  невоспитанные  дети  всегда  попадают впросак и ничего путного у них не получается. А что, если мой  отец  ждет меня?  Если я его встречу в доме Феи? Горемыка! Я его так давно не видел, что прямо-таки испытываю  потребность  обнять  его  и поцеловать...  А простит ли мне Фея все, что я натворил?.. Ведь
я столько видел от нее внимания, ласки, и если  я  жив  до  сих пор,  то  только  благодаря  ей!..  Вряд ли существуют на свете такие неблагодарные и бессердечные мальчишки, как я!"
   Рассуждая таким образом, Пиноккио вдруг в страхе остановился и отскочил на четыре шага назад.
   Что же он увидел?
   Гигантскую змею, лежавшую поперек дороги. У нее была зеленая кожа, глаза ее сверкали, а  остроконечный  хвост  дымился,  как печная труба.
   Ужас   Деревянного   Человечка  не  поддается  описанию.  Он бросился назад, пробежал  больше  полукилометра,  сел  на  кучу камней  и  стал  ждать,  пока змея соблаговолит продолжать свой путь и освободит дорогу.
   Он ждал час, он ждал два часа, он ждал  три  часа,  но  змея по-прежнему  лежала  на месте, и даже издали видны были красное пламя в ее глазах и столб  дыма,  подымавшийся  из  кончика  ее хвоста.
   Наконец   Пиноккио   расхрабрился,  приблизился  к  змее  на несколько шагов и сказал заискивающим, тоненьким голоском:
   - Извините великодушно, синьора Змея, но не  будете  ли  вы настолько  любезны  и  не  отодвинетесь ли чуть-чуть в сторону, чтобы я мог пройти?
   С таким же успехом он мог бы обратиться  к  стене:  змея  не шевельнулась.
   Тогда он еще раз повторил тем же голоском:
   -  Позвольте  мне  сказать  вам, синьора Змея, что я теперь направляюсь домой, где меня ждет отец, с  которым  я  давно  не видался... Не разрешите ли вы мне в связи с этим пройти?
   Он  ожидал  хоть  какого-нибудь знака, который можно было бы истолковать как ответ на его  вопрос,  но  никакого  ответа  не последовало. Более того: змея, которая только что выглядела как живая,  вдруг  стала неподвижной, как бы окостеневшей. Ее глаза погасли, а хвост перестал дымиться.
   "Не дохлая ли она?" - подумал Пиноккио  и  от  удовольствия потер себе руки. Он тотчас же попытался перебраться через змею, чтобы  затем продолжать свой путь. Но не успел он поднять ногу, как  змея  вдруг  распрямилась   подобно   спущенной   пружине.
Отскочивший  в  ужасе  Пиноккио  поскользнулся  и  грохнулся на землю.
   И он упал так неудачно, что голова  его  увязла  в  дорожной грязи, а ноги, как свечки, остались торчать в воздухе.
   Когда   змея  увидела,  что  Деревянный  Человечек  уткнулся головой в грязь, а ноги его дрыгают с невероятной  быстротой  в воздухе,  на  нее  напал  такой  припадок смеха, что в ее груди лопнула жила, и она на этот раз действительно издохла.
   Пиноккио снова бросился бежать вперед. Он надеялся  засветло добежать  до  домика  Феи. Но по дороге он почувствовал сильный голод,  заскочил  в  виноградник  и  хотел  сорвать   несколько гроздьев муската. Ах, лучше бы он этого не делал!
   Не  успел он ухватиться за гроздь, как раздался треск, и две острые железные скобы сжали его ноги, да  с  такой  силой,  что искры посыпались у него из глаз.
   Горемычный Деревянный Человечек попал в капкан, поставленный крестьянами  против  куниц,  ставших  грозой  всех курятников в тамошнем околотке.

Разумеется,  Пиноккио  начал  плакать,  кричать и причитать. Правда, все слезы и  крики  ни  к  чему  не  привели,  так  как поблизости не было никакого жилья, а на дороге не появлялось ни живой души.
   Между тем настала ночь.
   пиноккио 3Но  у Деревянного Человечка и без того потемнело в глазах от страданий, которые  ему  причиняли  железины  капкана,  глубоко впившиеся  в  ноги,  да  и  от  страха:  ведь  он  был в полном одиночестве, притом еще ночью. И тут он вдруг увидел светлячка, кружившегося над его головой, и крикнул ему:
   - Ах, Светлячок! Будь добр, спаси меня от этой пытки.
   - Бедный парень, - посочувствовал ему Светлячок. -  Каким образом ты ухитрился повиснуть в железном капкане?
   -  Я  зашел  в  виноградник,  чтобы  сорвать  пару гроздьев муската, и...
   - Это были твои гроздья?
   - Нет...
   - Кто же тебе велел лезть за чужим виноградом?
   - Я был голоден.
   - Мой милый друг, голод вовсе не причина для хапанья чужого винограда.
   -  Это  верно,  это  верно!  -   согласился,   всхлипывая, Пиноккио. - И я никогда больше не буду так поступать.
   Тут  послышались  чьи-то шаги, и разговор оборвался. Это был хозяин виноградника, который  приближался  на  цыпочках,  чтобы проверить,  не  попалась  ли в капкан одна из куниц, пожиравших его кур по ночам.
   Каково же было его изумление, когда он, вынув  из-под  плаща фонарь, увидел, что вместо куницы попался мальчик!
   -  Ага!  Значит,  это ты тот ворюга, что вечно таскает моих
пеструшек! - возмущенно сказал крестьянин.
   - Не я, не я! -  возопил  Пиноккио,  рыдая.  -  Я  только забежал в виноградник, чтобы сорвать парочку гроздьев!
   -  Кто ворует чужие гроздья, тот ворует и чужих кур. Погоди же, я тебе задам такой урок, что ты его вовек не забудешь!
   И он открыл капкан, взял Деревянного Человечка за шиворот  и понес его домой, как ягненка.
   Когда  они очутились на гумне перед домом, крестьянин бросил Пиноккио на землю, наступил ему ногой на шею и сказал:
   - Теперь уже поздно, и я иду спать. Паши  счеты  мы  сведем завтра.  А так как моя собака, сторожившая двор в ночное время, подохла,  ты  пока  что  займешь  ее  место.  Ты  будешь   моей дворнягой!
   Сказав  это,  он надел на Пиноккио толстый ошейник, покрытый медными шипами, и приладил его так плотно, что голова не  могла выскользнуть. К ошейнику была приклепана длинная железная цепь.
   -  Если  ночью  пойдет  дождь,  - сказал крестьянин, - то можешь залезть в собачью будку - там все еще лежит  соломенная подстилка, четыре года служившая моей бедной собаке постелью. А если,  не  дай бог, появятся воры, помни, что ты обязан держать ухо востро и должен лаять.
   После этих  наставлений  крестьянин  вошел  в  дом,  заложил дверь,  а  бедный  Пиноккио  остался  лежать  на  гумне, скорее мертвый, чем живой,  от  голода,  холода  и  страха.  Время  от времени  он  всовывал пальцы под ошейник, который сильно сжимал ему глотку, и причитал:
   - Я это заслужил! Ну да,  я  это  заслужил!  Я  хотел  быть лодырем  и  бездельником,  и  потому  меня так долго преследуют несчастья. Будь я приличным мальчиком, как многие другие,  имей я  охоту к учению, к труду, останься я дома у моего несчастного отца,  не  пришлось  бы  мне  служить  сторожевой  собакой   на
крестьянском  дворе,  в  этакой  глуши! Ах, если бы я мог снова родиться!.. Но  теперь  поздно  думать  об  этом,  и  я  должен смириться.
   После этого маленького монолога, сказанного, впрочем, вполне искренне, он влез в будку и заснул.