img1.jpgЧеловек, любящий сказки на всю жизнь в душе остается ребенком. Окунитесь в волшебный мир сказки сами и откройте его вашим детям. Волшебные сказки не оставляют в наших буднях места злу. Вместе со сказочными героями мы верим в то, что жизнь прекрасна и удивительна!

Пиноккио дает обещание фее стать хорошим мальчиком

 

Сначала  добрая  женщина  отрицала,  что она маленькая Фея с лазурными волосами. Но, поняв, что тайна  разоблачена,  она  не стала больше притворяться, призналась и сказала Пиноккио:
   -  Каким  образом  ты, деревянный плутишка, понял, что я -

это я?
   - Мне это открыла большая любовь к вам.
   - А ты помнишь? Ты ведь меня оставил маленькой девочкой,  а теперь  ты  видишь  меня  женщиной, и я могла бы, пожалуй, быть твоей матерью.
   - Это очень хорошо, потому что теперь я могу  называть  вас не  сестричкой, а мамой. Я уже давно мечтаю иметь маму, как все другие дети. Однако как вы сумели так быстро вырасти?
   - Это моя тайна.
   - Научите меня - я тоже хотел бы  стать  немножко  больше. Разве вы не замечаете? Я все еще ростом с головку сыра.
   - Ты ведь не можешь расти, -- объяснила ему Фея.
   - Почему?
   -  Потому  что деревянные человечки не растут. Они являются на  свет  деревянными  человечками  и  живут  и  умирают   тоже деревянными человечками.
   -  Ах,  мне  осточертело  быть  Деревянным  Человечком!  - воскликнул Пиноккио и ударил себя кулаком по  голове.  -  Пора мне уже стать человеком.
   - И ты станешь им, если заслужишь.
   - Правда? А чем я могу это заслужить?
   -  Очень  просто.  Ты должен только привыкнуть быть хорошим мальчиком.
   - А разве я не хороший мальчик?
   - К сожалению, нет. Хорошие мальчики послушны, а ты...
   - А я непослушный.
   - Хорошие мальчики прилежно учатся и работают, а ты...
   - А я лентяй и бродяга.
   - Хорошие мальчики всегда говорят правду...
   - А я всегда говорю неправду.
   - Хорошие мальчики охотно посещают школу...
   - А мне становится противно при одной мысли об этом.  Но  с сегодняшнего дня я начну новую жизнь!
   - Ты мне это обещаешь?
   -  Обещаю.  Я  буду  хорошим  мальчиком  и утешением своему отцу... И куда он запропастился, мой бедный отец?
   - Этого я не знаю.
   - Посчастливится  ли  мне  вообще  когда-нибудь  увидеть  и обнять его?
   - Надеюсь, что да. Я даже уверена.
   Этот  ответ привел Пиноккио в восторг, он схватил руки Феи и начал их целовать. Потом он поднял голову, посмотрел на  нее  с любовью и спросил:
   - Скажи, милая мама, значит, ты действительно не умерла?
   - Как будто бы нет, -- ответила Фея с улыбкой.
   -  Если  бы  ты  только знала, как мне было больно, когда я прочитал  слова:  "Здесь  похоронена..."  Как  у  меня  сжалось горло...
   -  Я  знаю.  И поэтому я тебя простила. Твое искреннее горе убедило меня в том, что  у  тебя  доброе  сердце.  А  детей,  у которых  доброе  сердце,  даже если они бывают немножко грубы и невоспитанны, никогда  нельзя  считать  безнадежными,  то  есть
можно  еще надеяться, что они найдут правильный путь. Поэтому я последовала сюда за тобой. Я буду твоей мамой...
   - Вот это здорово! - воскликнул Пиноккио и  подпрыгнул  от радости.
   - Слушайся меня и делай всегда то, что я тебе скажу.
   - Охотно, охотно, охотно!
   -  Начиная  с  завтрашнего  дня,  -  продолжала Фея, - ты пойдешь в школу.
   Радость Пиноккио заметно ослабла.
   - Ты можешь по собственному усмотрению избрать себе ремесло или другую какую-нибудь профессию.
   Лицо Пиноккио стало серьезным.
   - Что  ты  там  бормочешь  сквозь  зубы?  -  спросила  Фея недовольно.
   -  Я  соображал,  - промямлил Деревянный Человечек, - что идти в школу теперь уже, пожалуй, поздно...
   - Нет, мой миленький. Заметь себе, что  никогда  не  поздно учиться!
   -  Но  я  не  желаю  заниматься  никаким ремеслом и никакой профессией!
   - Почему?
   - Потому что я думаю, что работать очень утомительно.
   - Мой мальчик, - сказала тогда Фея, - кто так думает, тот почти всегда кончает свою жизнь в тюрьме  или  в  больнице.  Ты должен твердо знать: каждый человек обязан что-то делать, чемто заниматься,  работать.  Горе  тому, кто вырастает бездельником!
Безделье - весьма отвратительная болезнь, которую надо  лечить с  детства,  иначе,  став  взрослым,  от  нее  никак невозможно отделаться!
   Эти слова произвели  на  Пиноккио  большое  впечатление.  Он поднял голову и сказал с жаром:
   -  Я  буду учиться, я буду работать, я буду делать все, что ты мне скажешь, потому что, в конце  концов,  мне  основательно надоела  жизнь деревянного человечка и я хочу любой ценой стать настоящим мальчиком. Ты ведь мне это обещала, правда?
   - Я тебе это обещала. Теперь все зависит от тебя.

   На  следующий  день  Пиноккио  отправился  в народную школу. Представьте себе изумление шалунов, когда они увидели  в  школе Деревянного  Человечка!  Они хохотали до упаду. Каждый старался подстроить ему каверзу: один  вырвал  у  него  из  рук  колпак, второй  потянул  сзади  за куртку, третий попробовал нарисовать
ему чернилами большие усы под носом, а  кто-то  попытался  даже привязать  ниточки  к  его  рукам  и ногам, чтобы заставить его плясать, как марионетку.
   Некоторое время  Пиноккио  просто  не  обращал  на  все  это внимания  и  продолжал  делать  свое дело. Но в конце концов он все-таки потерял терпение и обратился ледяным  голосом  к  тем, кто насмехался и куролесил больше других:
   -  Поосторожнее,  ребята!  Я пришел сюда не для того, чтобы изображать перед вами клоуна. Я уважительно отношусь ко всем  и требую, чтобы ко мне тоже относились уважительно.
   -  Браво, болван! Ты говоришь как по писаному! - закричали озорники, корчась от смеха.
   А один из них,  самый  наглый,  протянул  руку  и  попытался схватить Деревянного Человечка за нос.
   Но из этого ничего не вышло, потому что Деревянный Человечек немедленно брыкнул его под партой в колено.
   -  Ох,  и  твердые же у него ноги! - взвыл мальчик и начал тереть  огромный  синяк,  появившийся  на   том   месте,   куда Деревянный Человечек пнул его.
   - А локти... они еще тверже, чем ноги! - простонал другой, который в ответ на бесстыжие насмешки получил удар в живот.
   Так или иначе, но Пиноккио после одного пинка ногой и одного удара    локтем   в   мгновение   ока   завоевал   уважение   и благосклонность всех мальчишек в школе.  И  все  принялись  его обнимать и ужасно его полюбили.
   Учитель тоже хвалил его, потому что он видел, что Деревянный Человечек  внимателен,  усерден  и неглуп, что он всегда первым приходит в школу и последним встает, когда урок кончается.
   Его единственным недостатком было то, что он слишком усердно якшался с товарищами,  среди  которых  имелось  немало  отпетых бездельников, не желавших учиться и вообще что-либо делать.
   Учитель  предупреждал  его  каждый  день,  и добрая Фея тоже говорила не раз:
   - Берегись, Пиноккио! Твои дурные  школьные  товарищи  рано или  поздно  доведут  тебя  до  того,  что  ты потеряешь всякое желание учиться. И не исключена возможность, что  они  навлекут на тебя большую беду.
   -  Никакой  опасности нет, - отвечал Деревянный Человечек, пожимая плечами, и стучал указательным пальцем себя по лбу, что должно было означать: "Здесь мозгов, слава богу, хватает!"
   И вот случилось в один прекрасный  день,  что  по  дороге  в школу он встретил ватагу товарищей, которые его спросили:
   - Ты уже слышал новость?
   - Нет.
   -  Недалеко  отсюда,  в  море,  появилась акула величиной с гору.
   - Неужели?.. Не та ли это  акула,  которая  плавала  здесь, когда мой бедный отец утонул?
   -  Мы  идем  на  взморье, чтобы на нее взглянуть. Пойдешь с нами?
   - Нет, я пойду в школу.
   - Да шут с ней, со школой! Завтра пойдем в  школу.  На  два урока  меньше  или  больше...  все равно мы останемся такими же ослами!
   - А что на это скажет учитель?
   - Пусть учитель говорит  все,  что  хочет.  За  это  ему  и платят, чтобы он нас каждый день бранил.
   - А моя мать?
   -  Да  мать  ни  о  чем  и  не  узнает,  - ответили дурные товарищи.
   - Знаете,  что  я  сделаю?  Акулу  я  по  некоторым  личным причинам обязательно должен увидеть... но после школы.
   -  Несчастный  олух!  -  заорала вся ватага. - Неужели ты думаешь, что рыба таких размеров будет ждать, пока ты  придешь? Когда ей станет скучно, она уплывет восвояси, и пиши пропало!
   - Сколько ходьбы отсюда до взморья?
   - Туда и обратно час.
   - Внимание! Вперед! Бежим на пари! - вскричал Пиноккио.
   По этой команде вся банда, с тетрадями и книгами под мышкой, бросилась  бежать  по полям, а Пиноккио -- впереди всех, словно на ногах у него выросли крылья.
   Время от времени он оборачивался  и  насмехался  над  своими товарищами,  которые  остались далеко позади. И, видя, как они, покрытые пылью, высунув язык, задыхаются, пыхтят и  потеют,  он радовался  от  всей  души. Бедняга еще не знал, каким ужасным и жутким событиям он бежит навстречу.

Достигнув морского берега, Пиноккио оглядел море. Но никакой акулы   не  было.  Море  лежало  спокойное  и  гладкое,  словно гигантское хрустальное зеркало.
   - Где ваша акула? - спросил он у товарищей.
   - Надо полагать, что она как раз завтракает, -  насмешливо сказал один.
   -  Или  легла  в  постель,  чтобы  немного  всхрапнуть,  - хихикнул второй.
   Из этих вздорных ответов и нелепого  смеха  Пиноккио  сделал вывод,  что товарищи сыграли с ним некрасивую шутку и одурачили его. Он рассердился и яростно налетел на них:
   - Ну? Зачем вы  мне  рассказывали  эту  глупую  сказку  про акулу?
   - На то были причины, - ответили они в один голос.
   - Какие?
   - Ты пропустил занятия и пошел с нами. Разве тебе не стыдно каждый  день  так добросовестно и усердно посещать уроки? Разве тебе не стыдно так прилежно учиться?
   - А какое вам дело до того, как я учусь?
   - Еще бы не дело! Из-за тебя учитель презирает нас.
   - Почему?
   - Потому что прилежные ученики ставят в дурацкое  положение таких,  как  мы,  не желающих учиться. А мы не хотим, чтобы нас ставили в дурацкое положение: у нас тоже есть своя гордость!
   - Что же я должен делать?
   - Ты должен тоже возненавидеть школу, уроки и учителя.  Это три наших главных врага.
   - А если я все-таки буду и дальше прилежно учиться?
   -  Тогда  мы  с тобой больше не будем водиться и при первой возможности отплатим тебе за все.
   - Вы мелете вздор, - сказал Деревянный Человечек и покачал головой.
   - Берегись, Пиноккио, - закричал  самый  большой  из  всей ватаги, - мы не позволим тебе быть ни гордецом, ни доносчиком!
Если  ты  не  боишься нас, то мы боимся тебя еще меньше. Имей в виду: ты один, а нас семеро.
   - Семь смертных грехов, - громко рассмеялся Пиноккио.
   -  Вы  слышали?  Он  нас  всех  оскорбил!  Он  нас  обозвал смертными грехами!
   - Пиноккио, возьми назад свои слова, иначе будет плохо!
   -  Хи-хи!  -  произнес  Деревянный  Человечек и насмешливо приложил указательный палец к кончику носа.
   - Пиноккио, тебе худо будет!
   - Хи-хи!
   - Мы тебя измолотим, как собаку!
   - Хи-хи!
   - Ты вернешься домой с расквашенным носом!
   - Хи-хи!
   - Вот тебе хи-хи! - зарычал самый храбрый из бездельников. - Задаток, который ты можешь сохранить себе на ужин. -  И  он ударил его кулаком по голове.
   Но  на  удар  последовал  ответ:  Деревянный  Человечек  без промедления пустил в  ход  кулаки,  и  завязалась  ожесточенная драка.
   Хотя  Пиноккио  был в одиночестве, он защищался, как лев. Он так  хорошо  работал  своими  ногами,  сделанными  из   лучшего твердого  дерева,  что его врагам пришлось держаться от него на почтительном  расстоянии.  А  попав  в  цель,   ноги   Пиноккио оставляли заметные следы - большие синяки.
   Мальчишки,   досадуя  на  то,  что  не  могут  добраться  до Деревянного Человечка,  взялись  за  метательные  снаряды.  Они открыли  свои  ранцы  и забросали его букварями и грамматиками, своими "Джаннетини" и "Минуцоли", рассказами Туара,  "Пульчино" Бачини  и  прочими школьными учебниками. Но ловкий и увертливый
Деревянный Человечек наклонялся в нужный момент,  так  что  все книги летели поверх его головы и падали в море.
   Представьте себе, что приключилось с рыбами! Они думали, что книги   -   доброкачественная  пища,  и  стаями  всплывали  на поверхность. Но стоило им попробовать  на  вкус  страничку  или титульный  лист,  как они немедленно все выплевывали и при этом кривили рот,  словно  хотели  сказать:  "Это  не  для  нас,  мы привыкли к лучшему угощению!"
   Между  тем  сражение становилось все более ожесточенным. Тут из воды вылез большой Рак; он медленно вполз на берег и крикнул голосом, звучавшим, как простуженная труба:
   - Вы, глупые  бездельники,  немедленно  прекратите  свалку!
Такие  сражения между мальчишками редко кончаются благополучно! Как бы не случилось несчастья!
   Бедный Рак! С таким  же  успехом  он  мог  бы  проповедовать ветрам  и  волнам. Этот бесстыдник Пиноккио свирепо оглянулся и грубо ответил:
   - Заткни фонтан, скучный Рак! Лучше прими  пару  конфет  от кашля,  чтобы  твоя  глотка  немного прочистилась. Или ложись в кровать и пропотей как следует!
   В это время  мальчишки,  оставшись  без  книг  для  метания, заметили ранец Деревянного Человечка и немедля овладели им.
   Среди   книг  Пиноккио  имелась  одна  с  толстым  картонным переплетом, с  корешком  и  уголками  из  пергамента.  Это  был учебник  по  арифметике.  Вы, вероятно, догадываетесь, какой он был тяжелый!
   Один из  бездельников  схватил  тяжелый  том,  прицелился  в голову  Пиноккио  и  швырнул  изо всех сил, какие только у него были. Но, вместо того чтобы попасть в Деревянного Человечка, он попал в голову одного из своих  товарищей.  Последний  побелел, как свежевыстиранное полотенце, и смог только произнести:
   - Мама... мама... помоги, я умираю!
   После чего свалился на песок.
   При  виде неподвижного тела испуганные мальчишки разлетелись кто куда, и через несколько минут исчезли все до одного.
   Пиноккио, однако, остался. Хотя он от испуга и ужаса был  ни жив  ни мертв, он все же окунул носовой платок в морскую воду и приложил к вискам своего бедного школьного товарища.  И,  плача от страха, стал звать его по имени и причитать:
   -  Эдженио, мой бедный Эдженио!.. Открой же глаза и взгляни на меня!.. Почему ты мне ничего не отвечаешь? Это не  я  сделал тебе больно! Поверь мне, не я!.. Открой же глаза, Эдженио! Если ты  все  время будешь держать глаза закрытыми, я тоже умру... О, господи! Как я теперь вернусь домой? Как я  покажусь  на  глаза моей  доброй  маме?..  Что будет со мной? Куда мне бежать? Куда мне спрятаться?.. О, если бы я пошел  в  школу,  насколько  это было  бы  лучше,  в  тысячу раз лучше! Почему я послушался этих товарищей, ставших моим злым роком! А ведь учитель мне об  этом говорил!  И  моя  мать мне все время твердила: "Берегись дурных товарищей!" Но я исключительный дурак. Я слушаю то, что говорят другие, а делаю, что хочу. И потом расплачиваюсь... За всю свою жизнь я не имел и  пятнадцати  минут  спокойных.  О  боже,  что станет со мной? Что получится из меня, что из меня получится?
   И  Пиноккио  выл,  и вопил, и бил себя по голове, и все звал бедного Эдженио. Вдруг он услышал приближающиеся шаги.
   Он обернулся. Это были два полицейских.
   - Почему ты лежишь на земле? - спросили они Пиноккио.
   - Я ухаживаю за своим школьным товарищем.
   - Ему плохо?
   - Кажется, да.
   - Еще бы ему не было плохо! -  Один  полицейский  нагнулся над  Эдженио и внимательно оглядел его. - Этого парня ранили в висок. Кто это сделал?
   - Не я! - пискнул Деревянный Человечек,  у  которого  душа ушла в пятки.
   - Кто же это, если не ты?
   - Не я, - повторил Пиноккио.
   - А чем он был ранен?
   -  Этой книгой. - И Деревянный Человечек поднял учебник по арифметике, переплетенный  в  толстый  картон  и  пергамент,  и показал книгу полицейскому.
   - А кому принадлежит эта книга?
   - Мне.
   -  Этого  достаточно.  Больше  нам ничего и не надо. Встань немедленно и иди с нами!
   - Но я...
   - Пойдем!
   - Но я не виноват...
   - Пойдем!
   Прежде чем уйти, полицейские позвали нескольких рыбаков, как раз в этот момент проплывавших мимо на лодке, и сказали им:
   - Мы оставляем этого парня на ваше попечение.  Он  ранен  в голову.  Отнесите  его  к  себе  домой и присмотрите за ним. Мы вернемся завтра и займемся им.
   Затем они снова подошли к Пиноккио, взяли его с двух  сторон и скомандовали по-военному:
   - Вперед! Да поживее! Иначе получишь!
   Не  ожидая  повторений. Деревянный Человечек быстро пошел по узкой дороге, ведущей в деревню. Но бедному парню  было  не  по себе.  Жизнь  представлялась  ему сном, отвратительным сном! Он совсем растерялся. В глазах у него двоилось, ноги дрожали, язык прилипал к гортани, и он не мог произнести ни  слова.  Но  и  в
этом  состоянии  его  все-таки  мучила  мысль,  что  он  должен проследовать меж двух полицейских мимо окон доброй  Феи.  Лучше уж было умереть.
   Они  достигли  окраины  деревни,  и тут порыв ветра сорвал с головы Пиноккио колпак и отбросил его на десять шагов.
   -  Разрешите  мне,  -  обратился  Деревянный  Человечек  к полицейским, - поднять мой колпак.
   - Что ж, иди, только поживее.
   Деревянный  Человечек пошел и поднял колпак. Но, вместо того чтобы надеть его себе на голову, он зажал его в зубах и побежал обратно к морю с быстротой пули, выпущенной из ружья.
   Полицейские сообразили, что поймать  его  будет  нелегко,  и направили  по  его следу большую собаку-ищейку, которая на всех собачьих состязаниях брала первый приз по бегу. Пиноккио  бежал быстро,  но собака бежала быстрее. Все жители бросились к окнам или выбежали  на  улицу  посмотреть,  чем  кончится  эта  дикая
погоня.  Но зрелища не получилось, потому что собака и Пиноккио подняли такую пыль на дороге, что  уже  через  несколько  минут вообще ничего не стало видно.