img1.jpgЧеловек, любящий сказки на всю жизнь в душе остается ребенком. Окунитесь в волшебный мир сказки сами и откройте его вашим детям. Волшебные сказки не оставляют в наших буднях места злу. Вместе со сказочными героями мы верим в то, что жизнь прекрасна и удивительна!

Как Вишне попалось полено, которое вело себя, как ребёнок

 

Жил-был... "Король!" - немедленно воскликнут мои маленькие читатели.
Нет, дети, вы не угадали. Жил-был кусок дерева. То  было  не  какое-нибудь благородное дерево,   а   самое обыкновенное  полено, из тех, которыми в зимнюю пору топят печи и камины, чтобы обогреть комнату.
   Не знаю уж, какими путями, но в один  прекрасный  день  этот кусок  дерева  оказался  в мастерской старого столяра. Старика звали мастер Антонио, но весь свет именовал его "мастер Вишня", так как кончик его носа  был подобен  спелой  вишне  -  вечно блестящий и сизокрасный.
   Мастер  Вишня  страшно обрадовался,  обнаружив  полено, и, весело потирая руки, пробормотал:
   пинорккио 5-  Этот  кусок  дерева  попался   мне   довольно  кстати.
Смастерю-ка я из него ножку для стола.
   Сказано - сделано. Не мешкая, он взял острый топор, чтобы очистить кору и придать дереву форму  ножки.  Но  не  успел  он занести  топор,  как  рука  его так  и повисла в воздухе - из
полена послышался тонкий, умоляющий голосок:

   - Не бейте меня!
   Можете себе представить, какое  сделалось  лицо  у доброго старого мастера Вишни.
   Изумленный  в  высшей степени,  он  начал водить глазами по мастерской, чтобы узнать, откуда взялся  этот  голосок.  Но  в комнате  никого  не  было.  Он  заглянул под верстак - никого.
Посмотрел в шкаф, который обычно держал  запертым,  -  никого. Сунул  голову  в  корзину  с опилками  и  стружками - никого. Наконец открыл ставню и поглядел на улицу - тоже никого. Может быть...
   - Я все понял, - захихикал он и почесал  под  париком.  - Голосок мне просто померещился. Значит, снова за работу!
   И  он  опять взялся за топор и нанес превосходнейший удар по деревяшке.
   - Ой, ты мне сделал больно! - завопил знакомый голосок.
   Для мастера Вишни это было уже слишком.  Глаза  у  него  от страха   полезли  на  лоб,  рот раскрылся,  язык  свесился  до подбородка,  так  что  старик стал  похож  на  одну   из   тех
удивительных статуй, какими в старину украшали фонтаны.
   Снова  обретя  дар речи, он начал рассуждать вслух, хотя еще заикался от страха:
   - Кто же все-таки крикнул"ой"? Здесь  ведь  нет  ни  одной живой  души.  Может ли быть, чтобы кусок дерева плакал и вопил, как ребенок? Нет, никогда не поверю! Это же самое обыкновенное
полено,  как две капли воды похожее на все другие поленья. Если бросить его в огонь, можно прекрасно  сварить  на  нем добрый горшок бобов. А если... кто-нибудь влез в полено, а? Что ж, тем хуже для него. Сейчас я ему покажу!
   С этими словами он схватил несчастное полено обеими руками и начал безжалостно бить его об стену мастерской.
   Затем  он  прислушался  -  не раздастся  ли снова стон или вопль. Он ждал две минуты - ни звука; он ждал пять минут - ни звука; десять минут - ни звука.
   - Я понял, -- сказал он наконец, сконфуженно ухмыльнулся и взъерошил   свой   парик.  Голосок,   крикнувший   "ой",  мне действительно только померещился. Значит, снова за работу!
   А так как его испуг  еще  не  совсем  прошел,  он,  дабы  не потерять  бодрости духа, начал негромко напевать, как делал это обычно.
   Отложив топор в  сторону,  он  взял  рубанок,  чтобы  гладко обстругать   полено.   Но  только  он  начал  водить рубанком взад-вперед по  дереву,  как снова  услышал  тот  же  голосок,
который, захлебываясь от смеха, выговорил:
   -  Ах,  перестань, пожалуйста!  Ты  щекочешь меня по всему телу!
   На этот раз мастер Вишня свалился  как  громом пораженный.
Когда  он  позже пришел в себя, то увидел, что все еще валяется на полу. Лицо у него было  перекошено, а  сизо-красный  кончик  носа теперь от страха стал темносиним.

   В это мгновение раздался стук в дверь.
   - Войдите, -- с трудом выговорил столяр, но встать на ногине смог.
   В  мастерскую  вошел старый, но еще бодрый человек, по имени Джеппетто.  Дети  из соседних домов,  желая  подразнить  его, придумали  ему  прозвище Кукурузная лепешка - его желтый парик выглядел точнехонько, как кукурузная лепешка.
   Джеппетто был очень вспыльчивый  старичок.  Горе тому,  кто назовет его Кукурузной лепешкой!  Он  сразу приходил в такое бешенство, что никакая сила немогла его укротить.
   - Добрый день, мастер Антонио, - сказал Джеппетто. - Что вы поделываете на полу?
   - Преподаю муравьям таблицу умножения.
   -- В добрый час!
   - Что привело вас ко мне, дядюшка Джеппетто?
   -  Ноги!..  Знайте,  мастер Антонио:  я пришел сюда, чтобы просить вас об одном одолжении.
   -  С  превеликим удовольствием,  -   ответил  столяр   и приподнялся с пола.
   - Сегодня утром мне пришла в голову одна идея.
   - Слушаю вас.
   - Я подумал, что неплохо было бы вырезать этакого отменного деревянного   человечка.   Но  это  должен  быть  удивительный деревянный   человечек:  способный   плясать,   фехтовать  и кувыркаться  в воздухе. С этим деревянным человечком я пошел бы по белу свету и зарабатывал бы себе на кусок хлеба и  стаканчик винца. Что вы на это скажете?
   -  Браво,  Кукурузная  лепешка!  -  воскликнул  тот самый голосок, который доносился невесть откуда.
   Когда дядюшка Джеппетто услыхал, что его обозвали Кукурузной лепешкой, он от гнева побагровел, как перец, и яростно закричал на столяра:
   - Как вы смеете меня оскорблять?
   - Кто вас оскорбляет?
   - Вы сказали мне "Кукурузная лепешка"!
   - Это не я сказал.
   - Так кто же, я сам? Я заявляю, что это сказали вы!
   - Нет!
   - Да!
   - Нет!
   - Да!
   Они горячились все больше, затем от  слов  перешли  к  делу, схватились, стали кусаться и царапаться.
   Когда  бой  окончился,  желтый парик  Джеппетто был в руках мастера Антонио, а седой парик столяра - в зубах у Джеппетто.
   - Отдай мне мой парик! - закричал мастер Антонио.
   - А ты отдай мне мой, и мы заключим мир.
   После того как старички обменялись париками, они пожали друг другу руки и поклялись быть добрыми друзьями на всю жизнь.
   -  Итак,  дядюшка  Джеппетто, -  сказал  столяр  в   знак примирения, - какую услугу я могу вам оказать?
   -  Не  дадите  ли  вы  мне дерева,  чтобы  я  мог  сделать деревянного человечка?
   Мастер Антонио поспешно и не без  удовольствия  бросился  к верстаку  и  достал  тот  самый кусок дерева, который нагнал на него такого страху.  Но,  когда он  передавал  полено  своему,
другу,  оно  сильно  рванулось, выскользнуло  у  него из рук и свалилось прямо на тощие ноги бедного Джеппетто.
   - Ох! Как  вежливо  вы преподносите  людям  свои подарки, мастер Антонио! Вы меня, кажется, сделали калекой на всю жизнь.
   - Клянусь вам, это не я!
   - Значит, я?
   - Виновато это дерево.
   - Это я и сам знаю, но ведь вы уронили мне его на ноги.
   - Я не ронял!
   - Обманщик!
   -  Джеппетто,  не оскорбляйте  меня,  иначе  я назову вас Кукурузной лепешкой!
   - Осел!
   - Кукурузная лепешка!
   - Корова!
   - Кукурузная лепешка!
   - Глупая обезьяна!
   - Кукурузная лепешка!
   Когда Джеппетто в  третий  раз услышал,  что  его  обозвали Кукурузной   лепешкой,   он потерял  последние  крохи разума, бросился на столяра, и оба начали снова тузить друг друга.
   После потасовки нос мастера Антонио  имел  на  две  царапины больше, а куртка его друга - на две пуговицы меньше.
   Когда  они  таким образом свели свои счеты, оба опять пожали друг другу руки и поклялись быть добрыми друзьями на всю жизнь.
   Затем  Джеппетто  взял  шальное   полено   под   мышку  и, прихрамывая, отправился домой.

Все   жилище  Джеппетто состояло  из  маленькой подвальной каморки; ее единственное окно выходило под лестницу. Обстановка не могла быть скромнее: шатающийся стул, прохудившаяся кровать и  старый  колченогий стол. У стены виднелся крохотный камин, в котором горел огонь. Но огонь был нарисованный,  висевший  над ним  котелок  -  тоже нарисованный; он весело кипел и выпускал
целое облако пара, и все было в точности как настоящее.
   пиноккио 2Как только Джеппетто пришел домой, он без  промедления  взял свой инструмент и начал вырезать деревянного человечка.
   "Какое  имя  я дам ему? - задумался Джеппетто. - Назову-ка его Пиноккио. Это имя принесет ему  счастье.  Когда-то  я  знал целую  семью  Пинокки:  отца звали Пиноккио, мать - Пиноккия, детей - Пинокки, и все чувствовали себя отлично. Самый богатый из них кормился подаянием".
   Найдя имя для своего деревянного человечка, он стал прилежно работать. Сначала он сделал ему волосы,  потом  лоб  и  наконец глаза.
   Когда  глаза были готовы, он заметил - представьте себе его удивление! - что они моргают и в упор глядят на  него.  Уловив пристальный взгляд деревянных глаз, Джеппетто почувствовал себя не в своей тарелке и сказал с досадой:
   - Глупые деревянные глаза, чего вы на меня вытаращились?
   Но никто ему не ответил.
   Покончив с глазами, он сделал нос. Как только нос был готов, он начал  расти  и  рос  и рос, пока за несколько минут не стал таким носищем, что просто конца-краю ему не было.
   Бедный Джеппетто старался укоротить его, но, чем  больше он его   обрезал,  отрезал  и вырезал,  тем  длиннее становился нахальный нос.
   Оставив нос в покое, он принялся за рот. Рот был еще не вполне готов, а уже начал смеяться и  корчить насмешливые рожи.
   - Перестань смеяться! - сказал Джеппетто раздраженно.
   Но с таким же успехом он мог обратиться к стене.
   -  Я  еще  раз тебе говорю, перестань смеяться! - вскричал Джеппетто сердито.
   Рот сразу же перестал смеяться, зато высунул длиннющий язык.
   Джеппетто,  не  желая  портить себе  настроение,   перестал обращать  внимание  на все эти странности и продолжал работать.
Вслед за ртом он сделал подбородок, затем шею, плечи, туловище и руки.
   Как   только   руки   были закончены,  Джеппетто  сразу  же почувствовал, что кто-то стянул у  него  с  головы  парик.  Он взглянул  вверх - и что же увидел? Деревянный Человечек держал его желтый парик в руках.
   - Пиноккио! Ты немедленно вернешь мне мой парик, или...
   Вместо того чтобы вернуть парик  старику,  Пиноккио напялил его себе на голову, причем чуть не задохнулся под ним.
   Бесстыдное  и наглое поведение Пиноккио навеяло на Джеппетто такую грусть, какой он не испытывал за всю  свою  жизнь,  и он сказал:
   - Ты, безобразник, ты еще не совсем готов, а уже проявляешь неуважение к своему отцу. Худо, дитя мое, очень худо!
   И он вытер слезу.
   Теперь  следовало вырезать еще ноги. И лишь только Джеппетто сделал их, как тотчас же получил пинок по носу.
   "Я сам во всем виноват, - вздохнул он  про  себя.  -  Надо было раньше все предвидеть, теперь уже слишком поздно".
   Затем  он взял Деревянного Человечка под мышки и поставил на землю, чтобы Пиноккио научился ходить.
   Но у Пиноккио были еще совсем негнущиеся, неуклюжие ноги,  и он еле двигался. Тогда Джеппетто взял его за руку и стал учить, как надо переступать ногами.
   Ноги   постепенно  расходились.  Пиноккио  начал двигаться свободнее и через несколько минут уже самостоятельно  ходил  по комнате.  В  конце  концов  он переступил  порог,  выскочил на середину улицы - и поминай как звали.
   Бедный Джеппетто побежал следом, но не мог его догнать: этот плут Пиноккио делал прыжки не хуже зайца и так стучал при  этом своими  деревянными  ногами  по торцовой мостовой, как двадцать пар крестьянских деревянных башмаков.
   - Держи его! Держи! - кричал Джеппетто.
   Однако прохожие при виде Деревянного  Человечка, бегущего, как  гончая  собака,  замирали, глазели на него и хохотали, так хохотали, что невозможно описать.
   К счастью, появился полицейский. Он подумал,  что  не иначе как   жеребенок   убежал   от  своего  хозяина.  И  он  встал, мужественный и  коренастый, посреди  улицы,  твердо решившись схватить лошадку и не допустить до беды.
   Пиноккио  уже  издали заметил, что полицейский преградил ему
путь, и хотел проскользнуть у него между ног. Но  его  постигла плачевная неудача.
   Полицейский  ловким движением ухватил Пиноккио за нос (а это был, как известно, необыкновенно длинный нос,  будто  для  того только  и  созданный,  чтобы полицейские  за него хватались) и передал его в руки Джеппетто. Старику не терпелось  тут  же  на месте   надрать   Пиноккио  уши в  наказание  за  бегство.  Но
представьте себе его изумление -  он  не  мог  обнаружить  ни одного  уха!  Как вы думаете, почему? Да потому, что, увлекшись работой, он позабыл сделать Деревянному Человечку уши.
   Пришлось взять Пиноккио за шиворот и таким порядком  повести его  обратно  домой.  При  этом Джеппетто  твердил,  угрожающе покачивая головой:
   - Сейчас мы пойдем домой. А когда мы будем дома, я с  тобой рассчитаюсь, будь уверен!
   Услышав  эту  угрозу, Пиноккио лег на землю - и ни с места. Подошли любопытные и бездельники,  и  вскоре собралась  целая толпа.
   Все говорили разное.
   - Бедный Деревянный Человечек, - сочувствовали одни.
  
- Он совершенно прав, что не хочет идти домой. Этот злодей  Джеппетто
задаст ему перцу.
   Другие, полные злобы, твердили:
   -  Этот Джеппетто, хоть и выглядит порядочным человеком, на самом деле груб и безжалостен к детям.  Если  мы  отдадим  ему бедного Деревянного Человечка, он его на куски изломает.
   И  они  болтали  и подзуживали  друг друга до тех пор, пока полицейский не освободил Пиноккио,  а  вместо  него арестовал бедного  Джеппетто.  От неожиданности старик не сумел найти ни слова себе в оправдание, только заплакал и по дороге  в  тюрьму всхлипывал, приговаривая:
   -  Неблагодарный мальчишка! А я-то старался сделать из тебя приличного Деревянного Человечка! Но так мне и надо.  Следовало раньше все предвидеть!
   То,  что случилось потом, - совершенно невероятная история, которую я изложу вам в последующих главах.