img1.jpgЧеловек, любящий сказки на всю жизнь в душе остается ребенком. Окунитесь в волшебный мир сказки сами и откройте его вашим детям. Волшебные сказки не оставляют в наших буднях места злу. Вместе со сказочными героями мы верим в то, что жизнь прекрасна и удивительна!

Гадкий утенок или The Ugly Duckling

The Ugly Duckling Гадкий утенок
It was lovely summer weather in the country, and the golden corn, the green oats, and the haystacks piled up in the meadows looked beautiful. The stork walking about on his long red legs chattered in the Egyptian language, which he had learnt from his mother. The corn-fields and meadows were surrounded by large forests, in the midst of which were deep pools. It was, indeed, delightful to walk about in the country. In a sunny spot stood a pleasant old farm-house close by a deep river, and from the house down to the water side grew great burdock leaves, so high, that under the tallest of them a little child could stand upright. The spot was as wild as the centre of a thick wood. In this snug retreat sat a duck on her nest. She was beginning to get tired of her task, for the little ones were a long time coming out of their shells, and she seldom had any visitors. The other ducks liked much better to swim about in the river than to climb the slippery banks, and sit under a burdock leaf, to have a gossip with her. At length one shell cracked, and then another, and from each egg came a living creature that lifted its head and cried, "Peep, peep!" "Quack, quack," said the mother, and then they all quacked as well as they could, and looked about them on every side at the large green leaves. Their mother allowed them to look as much as they liked, because green is good for the eyes.  В поселке стояла прекрасная летняя погода. Золотая кукуруза, зеленый овес и стога сена на лугах выглядели особенно красиво. Аист расхаживал на своих длинных красных ногах, настукивающих египетские слова, которые он узнал от своей матери. Кукурузные поля и луга были окружены большими лесами, посреди которых находились глубокие озера. Было действительно, приятно ходить по деревне. Под солнечными лучами стоял симпатичный старый фермерский дом. Неподалеку от дома текла глубокая река, и от дома до самой воды рос большой лопух. Он был так высок, что под самым высоким из листов маленький ребенок мог стоять на ногах. В этом месте было также дико, как в лесной чаще. Именно здесь в гнезде уютно устроилась утка. Она уже стала уставать от своего занятия. Птенцы не торопились покидать скорлупу. К тому же ее никто не навещал. Другим уткам больше нравилось плавать в реке, чем карабкаться по скользкому берегу, и сидеть под листом лопуха, чтобы посплетничать с ней. Наконец одна скорлупа треснула, а потом еще и из каждого яйца вышло живое существо, подняло голову и воскликнуло: "Пип! Пип!" "Кря! Кря! - сказала мать. И тогда они все закрякали, как могли, и стали смотреть по сторонам на большие зеленые листья. Их мать позволяла им глазеть на них,  потому что зеленый цвет полезен для глаз.
"How large the world is," said the young ducks, when they found how much more room they now had than while they were inside the egg-shell. "Do you imagine this is the whole world?" asked the mother; "Wait till you have seen the garden; it stretches far beyond that to the parson’s field, but I have never ventured to such a distance. Are you all out?" she continued, rising, "No, I declare, the largest egg lies there still. I wonder how long this is to last, I am quite tired of it!" And she seated herself again on the nest. "Well, how are you getting on?" asked an old duck, who paid her a visit. "One egg is not hatched yet," said the duck, "it will not break. But just look at all the others, are they not the prettiest little ducklings you ever saw? They are the image of their father, who is so unkind, he never comes to see." "Let me see the egg that will not break," said the duck; "I have no doubt it is a turkey’s egg. I was persuaded to hatch some once, and after all my care and trouble with the young ones, they were afraid of the water. I quacked and clucked, but all to no purpose. I could not get them to venture in. Let me look at the egg. Yes, that is a turkey’s egg; take my advice, leave it where it is and teach the other children to swim." "I think I will sit on it a little while longer," said the duck; "as I have sat so long already, a few days will be nothing." "Please yourself," said the old duck, and she went away. At last the large egg broke, and a young one crept forth crying: "Peep, peep." It was very large and ugly! The duck stared at it and exclaimed, "It is very large and not at all like the others. I wonder if it really is a turkey. We shall soon find it out, however when we go to the water. It must go in, if I have to push it myself."  "Какой большой мир, - сказали утята, когда они обнаружили, насколько больше возможностей у них стало теперь, чем когда они были внутри яиц. "Как вы себе это представляете-целый мир?" - спросила мать. "Подождите, пока вы еще не видели  сада, он простирается далеко за пределы пасторского луга, но я никогда не отважилась ходить на такое расстояние. "Вы все?", - продолжала она, поднимаясь. "Нет, я так и думала, самое крупное яйцо лежит там до сих пор. Интересно, как долго это будет продолжаться, я совсем устала от всего этого!" И она уселась опять на гнездо. "Ну, как успехи? - спросила старая утка, которая нанесла ей визит. "Одно яйцо не вылупилось еще", - сказала утка. "Оно никак не треснет.  Просто посмотрите на все остальные, разве Вы когда-нибудь видели более красивых маленьких утят? Они очень похожи на своего отца, который такой плохой, он никогда не приходит на них посмотреть." "Покажи мне яйцо, которое не треснуло," - сказала утка, - "Я не сомневаюсь, что оно индюшачье. У меня так уже было несколько раз. И после этого, сколько у меня было забот и неприятностей с детьми, и они боялись воды. Я крякала и кудахтала, но все напрасно. Я не мог заставить их затеи. Дай мне взглянуть на яйцо. Да, именно, индюшачье яйцо. Вот мой совет, оставить его там, где оно есть и учи других детей плавать." "Я думаю, что посижу на нем подольше", - сказала утка,- "я сидела так долго, что несколько дней ничего не изменят." " Как Вам будет угодно," - сказала старая утка, и она ушла. Наконец большое яйцо треснуло, и птенец выползл наружу и запищал: "Пип, Пип." Он был очень большой и уродливый! Утка уставилась на него и воскликнула: "Он очень большой и совсем не такой, как другие. Интересно, а если это действительно индюшонок. Это мы скоро узнаем,  когда мы пойдем в воду. Он должен войти в воду сам, или мне придется толкать его самой."

On the next day the weather was delightful, and the sun shone brightly on the green burdock leaves, so the mother duck took her young brood down to the water, and jumped in with a splash. "Quack, quack," cried she, and one after another the little ducklings jumped in. The water closed over their heads, but they came up again in an instant, and swam about quite prettily with their legs paddling under them as easily as possible, and the ugly duckling was also in the water swimming with them. "Oh," said the mother, "that is not a turkey. How well he uses his legs, and how upright he holds himself! He is my own child, and he is not so very ugly after all if you look at him properly. Quack, quack! Come with me now, I will take you into grand society, and introduce you to the farmyard, but you must keep close to me or you may be trodden upon; and, above all, beware of the cat.” When they reached the farmyard. There was a great disturbance, two families were fighting for an eel’s head, which, after all, was carried off by the cat. "See, children, that is the way of the world," said the mother duck, whetting her beak, for she would have liked the eel’s head herself. "Come, now, use your legs, and let me see how well you can behave. You must bow your heads prettily to that old duck yonder; she is the highest born of them all, and has Spanish blood, therefore, she is well off. Don’t you see she has a red flag tied to her leg, which is something very grand, and a great honor for a duck; it shows that every one is anxious not to lose her, as she can be recognized both by man and beast. Come, now, don’t turn your toes, a well-bred duckling spreads his feet wide apart, just like his father and mother, in this way. Now bend your neck, and say "Quack."

На следующий день погода была восхитительной, и солнце ярко освещало зеленые листья лопуха, так что мать утка повела утят к воде,  прыгнула и появились брызги. "Кря, кря", - воскликнула она, и один за другим маленькие утята прыгнули в воду. Вода сомкнулись над их головами, но они пришли мгновенно в себя, и поплыли очень красиво. Их ноги гребли под ними так легко, как это возможно, и Гадкий утенок тоже был в воде и плавал с ними. "Ох," - сказала мама,- "это не индюшонок. Как хорошо он использует свои ноги, и, как он держит себя в вертикальном положении! Он мой собственный ребенок, и он не так уж некрасив  если посмотреть на него должным образом. Кря, кря! Пойдемте со мной, я отведу вас в Гранд общество, и познакомлю вас с птичим двором, но вам необходимо держаться близко от меня или на вас может кто-нибудь наступить. И, прежде всего, остерегайтесь кота”. Они добрались до скотного двора. Там было большое волнение, две семьи боролись за угря, голову которого, в конце концов, унес кот. "Видите, дети, вот как бывает," - сказала мама утка, облизнув клюв, ей бы и самой понравилась голова угря. "Походите, теперь, разомните свои ноги, и позвольте мне увидеть, насколько хорошо вы можете себя вести. Вы должны поклониться хорошенько той старой утке. Она самая знатная из всех кто здесь родился. У нее испанская кровь, поэтому она такая красивая. Разве вы не видите красную тряпочку на ее ноге, которая говорит о ее грандиозности. Это большая честь для утки. Это показывает, что все стремятся не потерять ее. И по этой метке ее может найти как человек так и зверь. Походите теперь, да не выворачивайте ваши пальцы, благовоспитанный утенок держит ноги широко расставленными, как  его отец и мать. Теперь согните шею, и скажите "Кря."
The ducklings did as they were bid, but the other duck stared, and said, "Look, here comes another brood, as if there were not enough of us already! And what a queer looking object one of them is. We don’t want him here!" And then one flew out and bit him in the neck. "Let him alone," said the mother; "He is not doing any harm." "Yes, but he is so big and ugly," said the spiteful duck “and therefore he must be turned out.” "The others are very pretty children," said the old duck, with the rag on her leg, "all but that one; I wish his mother could improve him a little." "That is impossible, your grace," replied the mother; "he is not pretty; but he has a very good disposition, and swims as well or even better than the others. I think he will grow up pretty, and perhaps be smaller; he has remained too long in the egg, and therefore his figure is not properly formed;" And then she stroked his neck and smoothed the feathers, saying, "It is a drake, and therefore not of so much consequence. I think he will grow up strong, and able to take care of himself." "The other ducklings are graceful enough," said the old duck. "Now make yourself at home, and if you can find an eel’s head, you can bring it to me." And so they made themselves comfortable; but the poor duckling, who had crept out of his shell last of all, and looked so ugly, was bitten and pushed and made fun of, not only by the ducks, but by all the poultry. “He is too big!” they all said, and the turkey cock, who had been born into the world with spurs, and fancied himself really an emperor, puffed himself out like a vessel in full sail, and flew at the duckling, and became quite red in the head with passion, so that the poor little thing did not know where to go, and was quite miserable because he was so ugly and laughed at by the whole farmyard! Утята сделали так, как их просили. Но на другая утка посмотрела, и сказала: "взгляните, вот идет еще один выводок, как будто нас уже не достаточно! И что за странный птенец один из них. Нам здесь такой не нужен!" А потом одна из уток подлетела и укусила его в шею. "Оставь его в покое," - сказала мама,- "он не сделал ничего плохого." "Да, но он такой большой и уродливый," - сказала злобная утка,- "и поэтому он должен быть наказан." "Другие очень красивые дети, - сказала старая утка, с тряпкой на ноге, "все, что я могла бы пожелать его матери это немного исправить этого птенца." "Это невозможно, ваша светлость, - ответила мать; "он не красив; но у него очень добрый нрав, и плавает так же хорошо или даже лучше, чем другие. Я думаю, он подрастет немного, и возможно будет меньше. Он оставался слишком долго в яйце, и поэтому его фигура плохо сформировалась." И тогда она погладила его шею и разгладила перья, говоря: "это селезень, а ему красота не важна. Я думаю, что он вырастет сильным, и будет в состоянии сам о себе позаботиться." "Но другие утята достаточно симпатичные," - сказала старая утка.  "Чувствуйте себя как дома, и если найдете угря, то вы можете принести его мне." И поэтому они стали чувствовать себя комфортно. Но бедного утенка, который выполз из своей скорлупы последним, и выглядел так уродливо, кусали и отталкивали и высмеивали, не только утки, но и все птицы. “Он слишком велик!”,- говорили они. А турецкий петух, который родился со шпорами, и воображал себя действительно императором, надулся, как корабль на всех парусах, подлетел к утенку, и гребень на его голове стал совсем красным. Поэтому бедняжка утенок не знал, куда идти, и был довольно жалким, потому что он был так уродлив и над ним смеялся весь двор!
So it went on from day to day till it got worse and worse. The poor duckling was driven about by every one; even his brothers and sisters were unkind to him, and would say, "Ah, you ugly creature, I wish the cat would get you." And his mother said she wished he had never been born. The ducks pecked him, the chickens beat him, and the girl who fed the poultry kicked him with her feet. So at last he ran away, frightening the little birds in the hedge as he flew over the palings. "They are afraid of me because I am ugly," he said. So he closed his eyes, and flew still farther, until he came out on a large moor, inhabited by wild ducks. Here he remained the whole night, feeling very tired and sorrowful. In the morning, when the wild ducks rose in the air, they stared at their new comrade. "What sort of a duck are you?" they all said, coming round him. He bowed to them, and was as polite as he could be, but he did not reply to their question. "You are exceedingly ugly," said the wild ducks, "but that will not matter if you do not want to marry one of our family." Poor thing! He had no thoughts of marriage! All he wanted was permission to lie among the rushes, and drink some of the water on the moor. After he had been on the moor two days, there came two wild geese, or rather goslings, and were very saucy. "Listen, friend," said one of them to the duckling, “you are so ugly, that we like you very well. Will you go with us, and become a bird of passage? Not far from here is another moor, in which there are some pretty wild geese, all unmarried. It is a chance for you to get a wife." Так продолжалось изо дня в день, пока дела не пошли все хуже и хуже. Бедного утенка все прогоняли и даже его братья и сестры были жестоки с ним, и говорили,- "Ах, ты мерзкое существо, я желаю тебе достаться коту." А его мать сказала " Лучше бы он никогда не родился." Утки клевали его, куры били его, а работница, которая кормила птицу пнула его ногой. Наконец он сбежал, пугая маленьких птичек в загоне, он вылетел за ограду. "Они боятся меня, потому что я уродлив," - сказал он. И тогда он закрыл глаза, и полетел еще дальше, пока он не прилетел на большие болота, где обитали дикие утки. Здесь он оставался всю ночь, чувствуя себя очень усталым и печальным. В то утро, когда дикие утки поднимались в воздух, они пристально посмотрели на своего нового товарища. "Ты что за птица?" Сказали они, обходя вокруг него. Он поклонился им, и был так любезен, как только мог быть, но он не ответил на их вопрос. "Ты чрезвычайно некрасив, - сказал дикие утки", - но это не имеет значения, если ты не хочешь замуж за одного из нашей семьи." Бедняжка! У него не было мыслей о браке! Все что он хотел было разрешение на жизнь в камышах и водопой на болоте. После того, как он провел на болотах два дня пришли два диких гуся, вернее гусят, и они были очень дерзкими. "Слушай, друг, - сказал один из утят, -"ты настолько уродлив, что ты нам нравишься. Ты пойдешь с нами, и станешь перелетная птицей? Недалеко отсюда находится еще одно болото, в котором есть несколько довольно диких гусынь, все незамужние. Это твой шанс, чтобы получить жену."
"Pop, pop," sounded in the air, and the two wild geese fell dead among the rushes, and the water was tinged with blood. "Pop, pop," echoed far and wide in the distance, and whole flocks of wild geese rose up from the rushes. The sound continued from every direction, for the sportsmen surrounded the moor, and some were even seated on branches of trees, overlooking the rushes. The blue smoke from the guns rose like clouds over the dark trees, and as it floated away across the water. A number of sporting dogs bounded in among the rushes, which bent beneath them wherever they went. How they terrified the poor duckling! He turned away his head to hide it under his wing, and at the same moment a large terrible dog passed quite near him. His jaws were open, his tongue hung from his mouth, and his eyes glared fearfully. He thrust his nose close to the duckling, showing his sharp teeth, and then, 'splash, splash,' he went into the water without touching him, "Oh," sighed the duckling, "how thankful I am for being so ugly; even a dog will not bite me." And so he lay quite still, while the shot rattled through the rushes, and gun after gun was fired over him. It was late in the day before all became quiet, but even then the poor young thing did not dare to move.He waited quietly for several hours, and then, after looking carefully around him, hastened away from the moor as fast as he could. He ran over field and meadow till a storm arose, and he could hardly struggle against it. "Хлоп! Хлоп",- прозвучало в воздухе, и два диких гуся упали мертвыми среди камышей, а вода стала с кровенным оттенком. "Хлоп!Хлоп!" - эхом отозвалось вдалеке, и стаи диких гусей поднялась из камыша. Звуки звучали со всех сторон, охотники окружили болото, и некоторые даже сидели на ветвях деревьев, с видом на камыши. Синий дым из ружей окутывал темные деревья и уплыл по воде. Некоторые охотничьи собаки метались среди камышей, который сгибается под ними куда бы они ни шли. Какой ужас испытал бедный утенок! Он повернул голову, чтобы скрыть ее под своим крылом, и в тот же миг большая страшная собака прошла совсем рядом с ним. Ее челюсти были открыты, язык у нее свисал из пасти, и ее глаза ужасно осматривались. Она сунул нос совсем близко к утенку, показывая свои острые зубы, и затем, "шлеп-шлеп", он вошла в воду, не прикоснувшись к нему. - "Ах", - вздохнул утенок, -"благодаря тому что я так некрасив, даже собака не укусила меня." И так он лежал совсем неподвижно, в то время как выстрелы гремели в камышах, и ружейная дробь летела над ним. Наступил конец дня, прежде чем все стихло, но даже тогда бедный птенец не решался двигаться. Он ждал тишины в течение нескольких часов, а затем, внимательно осмотревшись вокруг себя, поспешил подальше от торфяных болот так быстро, как только мог. Он побежал через поле и луг, пока не поднялась буря, и он с трудом смог бороться против нее.
Towards evening, he reached a poor little cottage that seemed ready to fall, and only remained standing because it could not decide on which side to fall first. The storm continued so violent, that the duckling could go no farther; he sat down by the cottage, and then he noticed that the door was not quite closed in consequence of one of the hinges having given way. There was therefore a narrow opening near the bottom large enough for him to slip through, which he did very quietly, and got a shelter for the night. A woman, a  cat, and a hen lived in this cottage. The  cat, whom the mistress called, 'My little son,' was a great favorite; he could raise his back, and purr, and could even throw out sparks from his fur if it were stroked the wrong way. The hen had very short legs, so she was called 'Chickie short legs.' She laid good eggs, and her mistress loved her as if she had been her own child. In the morning, the strange visitor was discovered, and the cat began to purr, and the hen to cluck. "What is that noise about?" said the old woman, looking round the room, but her sight was not very good; therefore, when she saw the duckling she thought it must be a fat duck, that had strayed from home. "Oh what a prize!" she exclaimed, "I hope it is not a drake, for then I shall have some duck’s eggs. I must wait and see." So the duckling was allowed to remain on trial for three weeks, but there were no eggs. Now the cat was the master of the house, and the hen was mistress, and they always said, “We and the world,” for they believed themselves to be half the world, and the better half too. The duckling thought that others might hold a different opinion on the subject, but the hen would not listen to such doubts. Ближе к вечеру, он дошел до бедного маленького домика, который, казалось, готов был упасть, и остался стоять только потому что он не мог определиться, на какую сторону ему  сначала упасть. Буря была настолько сильной, что утенок не мог идти далее. Он присел рядом с домиком, и тогда он заметил, что дверь была не совсем заперта из-за одной из петель не дававшей ей закрыться. Поэтому образовалась узкая щель у пола достаточно большая, чтобы проскользнуть через нее. Он очень тихо вошел, и нашел укрытие на ночь. Женщина, кошка и курочка жили в этом домике. Кота хозяйка называла "Мой маленький сын", - он был главным фаворитом. Он мог выгибать спину, мурлыкать, и даже мог искрить своим мехом если его гладили против шерсти. У курицы были очень короткие ноги, поэтому она называлась " Чики короткие ножки." Она несла хорошие яйца, и хозяйка любила ее, как будто она была ее собственным ребенком. Утром, странный посетитель был обнаружен, и кот начал мурлыкать, а курица кудахтать. "Что это за шум? - сказала старуха, оглядывая комнату, но ее зрение было не очень хорошим, поэтому, когда она увидела утенка она подумала, что это должна быть жирная утка, которая потерялась. "Ах, какой сюрприз!" воскликнула она, "я надеюсь, что это не селезень, значит у меня будут утиные яйца. Я должна подождать и посмотреть." Так утенку было разрешено остаться до окончательного решения на  три недели, но никаких яиц не было. Кот был настоящим хозяином в доме, а курица была любимица, и они всегда говорили “мы и мир”, ибо они считали себя половиной мира, к тому же лучшей половиной. Утенок думал, что другие могут придерживаться другого мнения на эту тему, но курица в этом не сомневалась.
"Can you lay eggs?" she asked. "No." "Then have the goodness to hold your tongue." "Can you raise your back, or purr, or throw out sparks?” said the cat." "No." "Then you have no right to express an opinion when sensible people are speaking." So the duckling sat in a corner, feeling very low spirited, till the sunshine and the fresh air came into the room through the open door, and then he began to feel such a great longing for a swim on the water, that he could not help telling the hen. "What an absurd idea," said the hen. "You have nothing else to do, therefore you have foolish fancies. If you could purr or lay eggs, they would pass away." "But it is so delightful to swim about on the water!" said the duckling, "and so refreshing to feel it close over your head, while you dive down to the bottom." "Delightful, indeed!" said the hen, "why you must be crazy! Ask the cat, he is the cleverest animal I know, ask him how he would like to swim about on the water, or to dive under it, for I will not speak of my own opinion; ask our mistress—there is no one in the world more clever than she is. Do you think she would like to swim, or to let the water close over her head?" "You don’t understand me," said the duckling. “We don’t understand you? Who can understand you, I wonder? Do you consider yourself more clever than the cat, or the old woman? I will say nothing of myself. Don’t imagine such nonsense, child, and thank your good fortune that you have been received here. Are you not in a warm room, and in society from which you may learn something. But you are a chatterer, and your company is not very agreeable. Believe me, I speak only for your own good. I may tell you unpleasant truths, but that is a proof of my friendship. I advise you, therefore, to lay eggs, and learn to purr as quickly as possible.” "Умеешь ли ты откладывать яйца? - спросила курица. "Нет." "Тогда будьте добры, придержите свой язык." "Ты можешь выгибать спину, или мурлыкать, или искрить? - спросил кот." "Нет." "Тогда Вы не имеете права высказать свое мнение, так говорят здравомыслящие люди." Утенок сидел в углу, чувствуя себя павшим духом. Но тут луч солнца и свежий воздух проникли в комнату через открытую дверь. И тогда он начал стал ощущать сильное страстное желание плавать по воде, о чем он не мог не рассказывать курице. "Что за нелепая идея", - сказал курочка. "Тебе больше нечего делать, поэтому у тебя возникают глупые мечты. Если бы ты смог мурлыкать или откладывают яйца, они бы прошли." "Но это так приятно плавать по воде! - сказал утенок", и такие приятные ощущения, когда ныряешь вниз на дно." "Восхитительно, действительно!" сказала "курочка", -"ты, наверное, сумасшедший! Спросите кота, он - самое умное животное, которое я знаю, спроси у него хотел бы он плавать по воде, или нырять под нее, ибо я даже не хочу говорить о моем собственном мнении. Спроси нашу хозяйку — нет никого в мире более умного, чем она. Думаешь, она хотела бы искупаться, или нырнуть вниз головой?" "Ты не понимаешь меня", - сказал утенок. “Мы не понимаем тебя? Кто сможет понять тебя, мне интересно? Считаешь ли ты себя умнее, чем кошка или старуха? Я уж не говорю о себе. Не представляй себе такой глупости, дитя мое, и благодари за свою все что ты получил здесь. Тебя приютили, ты попал в общество, в котором ты можешь что-то узнать. Но ты болтун, и твоя компания не очень-то приятна для общения. И поверьте, это я говорю только для вашего же блага. Я может говорю неприятные вещи, но, это является доказательством моей дружбы. Советую, поэтому, начать откладывать яйца, и научиться мурлыкать как можно быстрее.”
“I believe I must go out into the world again,” said the duckling. “Yes, do,” said the hen. So the duckling left the cottage, and soon found water on which it could swim and dive, but was avoided by all other animals, because of its ugly appearance. Autumn came, and the leaves in the forest turned to orange and gold. then, as winter approached, the wind caught them as they fell and whirled them in the cold air. The clouds, heavy with hail and snow-flakes, hung low in the sky, and the raven stood on the ferns crying, “Croak, croak.” It made one shiver with cold to look at him. All this was very sad for the poor little duckling. One evening, just as the sun set amid radiant clouds, there came a large flock of beautiful birds out of the bushes. The duckling had never seen any like them before. They were swans, and they curved their graceful necks, while their soft plumage shown with dazzling whiteness. They uttered a singular cry, as they spread their glorious wings and flew away from those cold regions to warmer countries across the sea. As they mounted higher and higher in the air, the ugly little duckling felt quite a strange sensation as he watched them. He whirled himself in the water like a wheel, stretched out his neck towards them, and uttered a cry so strange that it frightened himself. Could he ever forget those beautiful, happy birds; and when at last they were out of his sight, he dived under the water, and rose again almost beside himself with excitement. He knew not the names of these birds, nor where they had flown, but he felt towards them as he had never felt for any other bird in the world. He was not envious of these beautiful creatures, but wished to be as lovely as they. “Я считаю, что я должен уйти отсюда, - сказал утенок. “Мне нравится эта идея”, - сказал курочка. Так утенок покинул коттедж, и вскоре нашел водоем, в котором он смог бы плавать и нырять, но  все животные по-прежнему обижали его из-за  уродливой внешности. Пришла осень, и листья в лесу превратились в оранжевые и золотые. Листья осыпались, ветер ловил их, когда они падали и кружил в холодном воздухе. Тяжелые тучи с градом и снежными хлопьями висели низко в небе, и ворон стоя на изгороди каркал: “Кар, кар.” Он задрожал от холода и посмотрел на него. Все это было очень печально для бедного маленького утенка. Однажды вечером, когда солнце садилось на фоне лучистого облака, из кустов вылетела большая стая красивых птиц. Утенок никогда не видел их раньше. Это были лебеди, и они изогнули свои грациозные шеи, а их мягкое оперение сияло ослепительной белизной. Они издали пронзительный крик, расправили свои славные крылья и полетели подальше от этих холодных мест в теплые страны через море. Пока они поднимались все выше и выше в воздух гадкий маленький утенок смотрел на них и чувствовал себя довольно странно. Он завертелся на воде колесом, вытянул шею в их сторону, и вскрикнул так странно, что он сам испугался. Мог ли он когда-нибудь забыть этих прекрасных, счастливых птиц? Когда наконец они снова появились, он нырнул под воду, и вновь всплыл почти вне себя от возбуждения. Он не знал названия этих птиц, откуда они прилетели, но он чувствовал себя по отношению к ним так, как никогда не чувствовал к любой другой птице мира. Он не завидовал этим прекрасным созданиям, но хотел бы быть таким красивым, как они.

Poor ugly creature, how gladly he would have lived even with the ducks had they only given him encouragement. The winter grew colder and colder; he was obliged to swim about on the water to keep it from freezing, but every night the space on which he swam became smaller and smaller. At length it froze so hard that the ice in the water crackled as he moved, and the duckling had to paddle with his legs as well as he could, to keep the space from closing up. He became exhausted at last, and lay still and helpless, frozen fast in the ice. Early in the morning, a peasant, who was passing by, saw what had happened. He broke the ice in pieces with his wooden shoe, and carried the duckling home to his wife. The warmth revived the poor little creature; but when the children wanted to play with him, the duckling thought they would do him some harm; so he started up in terror, fluttered into the milk-pan, and splashed the milk about the room. Then the woman clapped her hands, which frightened him still more. He flew first into the butter-cask, then into the meal-tub. What a condition he was in! The woman screamed, and struck at him with the tongs; the children laughed and screamed, and tumbled over each other, in their efforts to catch him; but luckily he escaped. The door stood open; the poor creature could just manage to slip out among the bushes, and lie down quite exhausted in the newly fallen snow.

Бедный гадкий утенок, с какой радостью он бы жил даже с утками, если бы они только оставили его в покое. Зима становилась все холоднее и холоднее. Он вынужден был плавать в воде, чтобы не замерзнуть, но каждую ночь полынья, в которой он плавал, становилась все меньше и меньше.  Она замерзла так сильно, что лед в воде потрескивал. Утенку пришлось грести ногами со всех сил, чтобы полынья совсем не замерзла. Наконец он обессилил, и лежал неподвижно и беспомощно, быстро примерзая ко льду. Ранним утром, крестьянин, проезжавший мимо, увидел, что случилось. Он разбил лед на куски своим деревянным башмаком, и отнес утенка домой к жене. Тепло оживило бедное маленькое существо, но когда дети захотели играть с ним, утенок подумал, что они нанесут ему вред. Он вскочил в ужасе, перевернул молочный бедон и расплескал молоко по комнате. Тогда женщина захлопала в ладоши и это испугало его еще больше. Он влетел сначала в бочку с маслом, а потом в чан с едой. В каком же состоянии он был! Женщина закричала и ударила его с щипцами. Дети смеялись и кричали, а потом бегая за ним упали друг на друга. Но, к счастью, он сбежал. Дверь была отворена. Бедняга смог легко выскользнуть в кусты и лежать там совсем выбившись из сил в недавно выпавшем снеге.

It would be very sad, were I to relate all the misery and privations which the poor little duckling endured during the hard winter; but when it had passed, he found himself lying one morning in a moor, amongst the rushes. He felt the warm sun shining, and heard the lark singing, and saw that all around was beautiful spring. Then the young bird felt that his wings were strong, as he flapped them against his sides, and rose high into the air. They bore him onwards, until he found himself in a large garden, before he well knew how it had happened. The apple-trees were in full blossom. Everything looked beautiful, in the freshness of early spring. From a thicket close by came three beautiful white swans, rustling their feathers, and swimming lightly over the smooth water. The duckling remembered the lovely birds, and felt more strangely unhappy than ever.

Было бы очень грустно, рассказывать про все несчастья и лишения, которые бедный утенок перенес в эту суровую зиму. Но когда она прошла, он обнаружил себя лежащим однажды утром в болоте, посреди камыша. Он почувствовал  как светит теплое солнце, и услышали пение жаворонка, и увидел как все вокруг было красиво весной. Затем молодая птица почувствовала, что ее крылья стали сильными. Он взмахнул ими в разные стороны и поднялся высоко в воздух. Крылья несли его вперед, пока он не очутился в большом саду. Прежде чем он понял, что произошло. Яблони расцвели. Все выглядело красиво ранней весной. Из чащи неподалеку появились три прекрасных белых лебедя, шелестя перьями, и легко плывя по водной глади. Утенок вспомнил милых птиц, и почувствовал себя еще более несчастным, чем когда-либо ранее.

“I will fly to those royal birds,” he exclaimed,“ and they will kill me, because I am so ugly, and dare to approach them; but it does not matter: better be killed by them than pecked by the ducks, beaten by the hens, pushed about by the maiden who feeds the poultry, or starved with hunger in the winter!” Then he flew to the water, and swam towards the beautiful swans. The moment they espied the stranger, they rushed to meet him with outstretched wings. "Kill me," said the he; and he bent his head down to the surface of the water, and awaited death. But what did he see in the clear stream below? His own image; no longer a dark, gray bird, ugly and disagreeable to look at. He now felt glad at having suffered sorrow and trouble, because it enabled him to enjoy so much better all the pleasure and happiness around him. The great swans swam round the new-comer, and stroked his neck with their beaks, as a welcome.

“Я полечу к этим королевским птицам", - воскликнул он, - "пусть они убьют меня, ведь я такой некрасивый, но посмел, подойти к ним. Но это не беда: лучше быть убитым ими, чем от клюва утки, побитым курицей, от пинка птичницы, или голода  зимой!” Затем он полетел к воде, и поплыл навстречу прекрасным лебедям. В момент, когда они увидели незнакомца, они бросились к нему навстречу с распростертыми крыльями. "Убейте меня", - сказал он  и наклонил голову вниз к поверхности воды и стал ждать смерти. Но какое же отражение он увидел в прозрачном ручье? Это был его собственный образ. Он больше не темная, серая птица, на которую неприятно смотреть. Он обрадовался, что перенес все скорби и неприятности, поскольку они позволили ему наслаждаться намного больше всем удовольствием и счастьем вокруг него. Прекрасные лебеди плавали вокруг пришельца, и гладила его по шее своими клювами и так приветствовали.

Into the garden presently came some little children, and threw bread and cake into the water. "See," cried the youngest, “there is a new one;” and the rest were delighted, and ran to their father and mother, dancing and clapping their hands, and shouting joyously, "There is another swan come!" Then they threw more bread and cake into the water, and said, “The new one is the most beautiful of all; he is so young and pretty.” And the old swans bowed their heads before him. Then he felt quite ashamed, and hid his head under his wing; for he did not know what to do. He was so happy. He had been persecuted and despised for his ugliness, and now he heard them say he was the most beautiful of all the birds. Even the tree bent down its bows into the water before him, and the sun shone warm and bright. Then he rustled his feathers, curved his slender neck, and cried joyfully, from the depths of his heart, "I never dreamed of such happiness as this, while I was an ugly duckling!"

В сад пришли маленькие дети, и бросили хлеб и пирожное в воду. "Посмотри, - воскликнул малыш, “появился новый”. А остальные были в восторге, и побежали к своим родителям, танцуя и хлопая в ладоши, и крича радостно: "вот еще лебедь прилетел!" Затем они стали кидать кусочки хлеба и пирожного в воду, и сказали: “новый является самым красивым из всех; он такой молодой и красивой.” И старые лебеди склонили перед ним свои головки. Тогда ему стало довольно стыдно, и он спрятал голову под крыло, ибо он не знал, что делать. Он был так счастлив. Он был гоним и презираем за его уродство, а теперь он слышал, как они говорят что он самый красивый из всех птиц. Даже дерево нагнулось поклониться к воде перед ним, и солнце светило тепло и ярко. Затем он зашуршал перьями, изогнул свою тонкую шею, и радостно крикнул, из самой глубины своего сердца: "я никогда не мечтал о таком счастье, как в сейчас, в то время когда я был гадким утенком!"