img1.jpgЧеловек, любящий сказки на всю жизнь в душе остается ребенком. Окунитесь в волшебный мир сказки сами и откройте его вашим детям. Волшебные сказки не оставляют в наших буднях места злу. Вместе со сказочными героями мы верим в то, что жизнь прекрасна и удивительна!

Девочка с лазурными волосами

 

В то время как бедный Пиноккио, повешенный  разбойниками  на ветке  Большого Дуба, был ближе к смерти, чем к жизни. Красивая Девочка с лазурными волосами снова появилась в окне.  При  виде несчастного   Деревянного   Человечка,   раскачивающегося   под порывами северного ветра, она  почувствовала  к  нему  глубокую жалость и три раза хлопнула в ладоши.

   По  этому  знаку  послышался  громкий шум крыльев, и большой Сокол стремительно опустился на подоконник.
   - Что прикажете, прелестная Фея? - спросил Сокол и склонил свой клюв в знак  уважения  (а  надо  сказать,  что  Девочка  с лазурными  волосами  была  не  кто иная, как добрая фея, жившая здесь, на опушке леса, уже больше тысячи лет).
   -  Ты  видишь  Деревянного  Человечка,  висящего  на  ветке Большого Дуба?
   - Вижу.
   -  Хорошо.  Лети  туда  скорей,  освободи его своим могучим клювом от петли и положи осторожно на траву под Дубом.
   Сокол взлетел. Через две минуты он вернулся и сказал:
   - Все сделано, как вы повелели.
   - И каким он тебе показался? Живым или мертвым?
   - Он смахивает на мертвого, но не может быть, чтобы он  был совершенно  мертв,  потому что, когда я освободил его от петли, сжимавшей ему шею,  он  застонал  и  пробормотал  чуть  слышно:
"Теперь мне лучше".
   Фея дважды ударила в ладоши, и появился великолепный пудель. Он шел в точности как человек - на двух ногах.
   Этот  пудель  был  одет в праздничную кучерскую ливрею, а на голове он носил маленькую, обшитую золотом  треуголку  и  белый парик  с локонами, падавшими по самые плечи. Кроме того, на нем был шоколадного цвета  сюртук  с  бриллиантовыми  пуговицами  и двумя  большими карманами (в них он прятал кости, получаемые за
столом от госпожи), короткие штаны из алого  бархата,  шелковые чулки,  открытые  туфельки,  а  сзади нечто похожее на чехол из лазурного атласа (в нем он укрывал свой хвост во время дождя).
   - Слушай внимательно, Медоро, - обратилась Фея  к  пуделю.
   - Вели немедленно запрягать лучшую мою карету и поезжай в лес.
Под  Большим  Дубом ты найдешь в траве несчастного полумертвого Деревянного Человечка. Подними его тихонько,  положи  осторожно на подушки и привези ко мне. Ты понял?
   В  знак  того,  что  он  понял,  пудель  вильнул раза четыре лазурным атласным чехлом, прикрепленным  сзади,  и  исчез,  как молния.
   Вскоре из конюшни выехала красивая маленькая голубая карета, вся  обитая  перьями  канареек, а внутри уставленная банками со взбитыми сливками и вареньем, трубочками с кремом и  коржиками.
Маленькую  карету  тащили  сто упряжек белых мышей, а пудель на козлах щелкал бичом направо и налево, словно заправский кучер.
   Не прошло и пятнадцати минут, как карета вернулась,  и  Фея, ждавшая  на  крыльце,  взяла  бедного  Деревянного Человечка на руки, внесла его в комнату с перламутровыми стенами и приказала немедленно позвать самых знаменитых во всем околотке врачей.
   И врачи приехали тотчас же, один за  другим:  Ворон,  Сыч  и Говорящий Сверчок.
   -  Я хотела бы узнать ваше мнение, синьоры, - сказала Фея, обращаясь к трем врачам, обступившим  постель  Пиноккио.  -  Я хотела  бы  узнать  ваше  мнение, жив или мертв этот горемычный Деревянный Человечек.
   В ответ на ее просьбу первым вышел вперед Ворон. Он  пощупал у Пиноккио пульс, нос, а затем мизинец на ноге. И, когда он все это   весьма  тщательно  ощупал,  он  произнес  важным  голосом следующие слова:
   - По моему мнению. Деревянный Человечек мертв. Однако, если бы он,  по  несчастному  стечению  обстоятельств,  оказался  не вполне  мертв,  это  было бы несомненным признаком того, что он еще жив.
   - Весьма сожалею, - сказал Сыч, - что не могу согласиться с моим высокочтимым другом и собратом  Вороном,  но,  по  моему мнению.  Деревянный  Человечек  еще жив. Однако, если бы он, по несчастному стечению обстоятельств, оказался неживым, это  было бы несомненным признаком того, что он фактически мертв.
   - А вы молчите? - обратилась Фея к Говорящему Сверчку.
   -  Я  того  мнения,  что  умный врач, который не знает, что сказать,  должен  лучше  молчать.  Впрочем,   этот   Деревянный Человечек мне знаком. Я его знаю уже давно.
   Пиноккио,  лежавший  до  сих  пор  неподвижно, как настоящий кусок дерева, вдруг начал судорожно дрожать, отчего вся кровать пришла в движение.
   -  Этот  Деревянный  Человечек,  -   продолжал   Говорящий Сверчок, - продувной негодяй...
   Пиноккио открыл глаза и сразу же закрыл их.
   - ...мошенник, бездельник, бродяга...
   Пиноккио натянул простыню себе на голову.
   -  ...этот  Деревянный  Человечек - непослушный мальчишка, который загонит в гроб своего бедного обездоленного отца!
   В комнате послышались сдерживаемые всхлипывания  и  рыдания.
Представьте  себе  удивление  всех  присутствующих,  когда  они приподняли простыню и увидели, что это плачет и рыдает  не  кто иной, как Пиноккио!
   -  Когда  мертвый  плачет  -  это  признак  того,  что  он находится на пути к  выздоровлению,  -  торжественно  произнес Ворон.
   -  Я,  к великому сожалению, вынужден не согласиться с моим достопочтенным другом и собратом,  -  возразил  Сыч,  -  ибо, когда  мертвый  плачет, это, по моему мнению, признак того, что он не желает умирать.

Когда  врачи ушли, Фея приблизилась к Пиноккио, положила ему руку на лоб и почувствовала, что у больного сильный жар.
   Она  высыпала  белый  порошочек  в   стакан   воды,   подала Деревянному Человечку и нежно сказала:
   - Выпей это, и через несколько дней ты будешь здоров.
   Пиноккио взглянул на стакан, скривился и жалобно спросил:
   - Оно сладкое или горькое?
   - Горькое, но для тебя оно полезно.
   - Раз оно горькое, я не буду пить.
   - Сделай то, что я говорю, выпей.
   - Но горькое я не выношу!
   -  Выпей.  И, когда выпьешь, получишь кусочек сахару, чтобы снова стало вкусно во рту.
   - Где этот кусочек сахару?
   - Вот, - ответила Фея и достала кусочек сахару из  золотой сахарницы.
   -  Сначала  дайте  мне  кусочек  сахару,  а  потом  я выпью горькое.
   - Ты мне обещаешь?
   - Да.
   Фея дала ему сахар. Пиноккио в  одно  мгновение  раскусил  и проглотил его, облизал языком губы и сказал:
   -  Ну  и вкусно же! Если бы сахар был еще и лекарством!.. Я бы каждый день принимал слабительное!
   - Теперь исполни свое обещание и  выпей  маленький  глоток, который тебя вылечит.
   Пиноккио неохотно взял стакан, сунул туда кончик носа, потом подержал  стакан  возле  рта,  снова  сунул  туда нос и наконец сказал:
   - Это для меня слишком горько, чересчур горько. Я  не  могу это выпить.
   - Как ты можешь так говорить, если даже не попробовал?
   -  Я  могу  себе вообразить. Я же нюхал. Сначала я хотел бы еще кусочек сахару... тогда я выпью.
   Фея с терпением хорошей матери сунула ему в рот еще  кусочек сахару. И затем снова подала стакан.
   -  Я  не  могу  это выпить, - сказал Деревянный Человечек, корча тысячу гримас.
   - Почему?
   - Потому что подушка на ногах мешает мне.
   Фея убрала подушку.
   - Это не помогает. Я все еще не могу пить.
   - Что тебе еще мешает?
   - Дверь, которая наполовину открыта.
   Фея подошла к двери и затворила ее.
   - Нет, - вскричал Пиноккио и зарыдал, - я не хочу глотать горькое лекарство, нет, нет, нет!
   - Мой мальчик, ты пожалеешь об этом.
   - Мне все равно!
   - Ты болен очень серьезно.
   - Мне все равно!
   - С такой лихорадкой ты не проживешь более двух часов.
   - Мне все равно!
   - Ты разве не боишься смерти?
   - Чтоб я чего-нибудь боялся!.. Лучше умереть,  чем  глотать такое ужасное лекарство!
   В  это  мгновение  дверь  в комнату широко распахнулась, и в комнату вошли четыре кролика, черные, как  чернила.  На  плечах они несли маленький гробик.
   - Чего вы от меня хотите?! - вскричал Пиноккио и от страха подскочил на кровати.
   - Мы пришли за тобой, - ответил самый рослый кролик.
   - За мной?.. Но ведь я совсем не мертвый!
   - Еще не мертвый. Но ты будешь мертв через несколько минут, потому  что не хочешь выпить лекарство, которое излечит тебя от лихорадки.
   - Ах, Фея, милая Фея! - возопил Деревянный  Человечек.  - Дайте  мне  скорее стакан! Но только скорее, пожалуйста, потому что я не хочу умирать. Нет, я не хочу умирать!
   И он схватил обеими руками стакан  и  опорожнил  его  единым духом.
   -  Что  ж,  -  проговорили  кролики,  -- на сей раз мы зря прогулялись.
   И они снова подняли  на  плечи  маленький  гроб  и,  сердито ворча, покинули комнату.
   А Пиноккио через несколько минут спрыгнул с кровати здоровый и бодрый.    Видите   ли.   Деревянные   Человечки   имеют   то преимущество,  что  они  очень  редко  болеют  и  очень  быстро выздоравливают.
   И,  когда  Фея  увидела, что он бегает и прыгает по комнате, словно петушок, она сказала:
   - Значит, лекарство тебе помогло?
   - Еще как! Оно спасло мне жизнь.
   - Почему же ты так долго заставлял себя упрашивать?
   - Потому что мы,  дети,  всегда  такие.  Мы  больше  боимся лекарства, чем болезни.
   -  Стыдитесь!  Дети  должны  знать,  что хорошее лекарство, принятое вовремя, может их спасти от тяжелой болезни и даже  от смерти.
   - О да! В другой раз я не буду упрямиться так долго. Я буду всегда вспоминать черных кроликов с гробом на плечах... и тогда я сразу схвачу стакан - раз, два, - и готово!
   -  Теперь подойди ко мне и расскажи, каким образом ты попал в руки грабителей.
   - Случилось так, что хозяин  кукольного  театра  Манджафоко дал мне несколько золотых монет и сказал при этом: "Вот, отнеси своему папаше", а вместо этого я встретил на улице Лису и Кота, двух  достопочтенных  господ, и они мне сказали: "Хочешь, чтобы из этих пяти золотых монет стало две тысячи?  В  таком  случае,
иди  с  нами,  мы приведем тебя на Волшебное Поле", и я сказал: "Пошли", и они сказали: "Остановимся в таверне "Красного Рака", а после полуночи пойдем дальше". И, когда я проснулся,  их  уже не было, потому что они ушли. И я пошел один, ночью, и было так темно,  что нельзя описать, и поэтому я встретил на дороге двух грабителей  в  угольных  мешках,  и  они  мне  сказали:  "Давай деньги",  а  я  сказал:  "У  меня  нет денег", потому что я эти четыре золотые монеты  сунул  себе  в  рот,  и  потом  один  из грабителей  попробовал  сунуть  мне руку в рот, и я одним махом
откусил ему руку и выплюнул  ее,  но  я  выплюнул  не  руку,  а кошачью  лапу,  и грабители побежали за мной, и я побежал, пока они меня не поймали и не повесили за шею на дерево  в  лесу  со словами:  "Завтра  мы  вернемся, и тогда ты будешь мертвый, и у тебя будет открыт рот, и мы заберем четыре монеты,  которые  ты
спрятал под языком".
   - А где у тебя теперь эти золотые монеты?
   - Я их потерял, - ответил Пиноккио.
   Но это была ложь, так как они лежали у него в кармане.
   Не  успел  он соврать, как его нос, и без того длинный, стал еще на два пальца длиннее.
   - А где ты их потерял?
   - Где-то в лесу.
   После этой второй лжи нос еще немного удлинился.
   - Если ты потерял их в лесу, - сказала Фея, -  то  мы  их поищем  и  найдем,  потому  что  все,  что теряют у нас в лесу, обязательно находится.
   - Ага, теперь я все вспоминаю точно, - произнес Деревянный Человечек сконфуженно, - монеты я не потерял,  я  их  нечаянно проглотил, когда принимал ваше лекарство.
   После  этой  третьей  лжи  его нос стал до того длинный, что бедный  Пиноккио  уже  не  мог  повернуть  головы.  Стоило  ему повернуться в одну сторону, как он упирался носом в кровать или в окно, в другую - натыкался на стены или на дверь; стоило ему поднять голову, как он чуть не попал носом Фее в глаз.
   А Фея смотрела на него и смеялась.
   -  Почему  вы  смеетесь?  -  спросил Деревянный Человечек, страшно расстроенный  и  напуганный  непомерным  ростом  своего носа.
   - Я смеюсь потому, что ты соврал.
   - Откуда вы знаете, что я соврал?
   -  Мой  милый  мальчик,  вранье  узнают  сразу.  Собственно говоря, бывает два вранья: у одного короткие ноги, у другого - длинный нос. Твое вранье - с длинным носом.
   Пиноккио не знал, куда ему деваться от  стыда,  и  попытался убежать  из  комнаты. Но это ему не удалось. Его нос стал таким длинным, что не мог пролезть в дверь.

Можете  быть  уверены,  что  Фея  добрых полчаса не обращала никакого внимания на стенания  и  вопли  Пиноккио.  Она  хотела преподать    ему    серьезный    урок    и   отучить   его   от отвратительнейшего порока - вранья, самого отвратительного  из
всех пороков, какой только может быть у мальчика. Но, когда она увидела,  что он от отчаяния вне себя и что глаза его буквально лезут на лоб, она все-таки пожалела его. пиноккио 21Она хлопнула в ладоши, и по этому знаку в комнату влетела тысяча птиц. То были  сплошь дятлы.  Они  уселись  на  нос  Пиноккио  и так долго и прилежно стучали по нему, что огромный  и  бесформенный  нос  уже  через несколько минут стал таким же, как прежде.
   - Вы так добры, милая Фея, - сказал Деревянный Человечек и вытер глаза, - и я вас так люблю!
   -  Я  тебя  тоже люблю, - ответила Фея, - и, если хочешь, останься у меня, ты будешь моим братцем, а я  -  твоей  доброй сестрицей.
   - Я бы охотно остался... но что будет с моим бедным отцом?
   - Я уже подумала об этом. Твоему отцу послано сообщение. До наступления ночи он будет здесь.
   -   Правда?  -  воскликнул   Пиноккио   и   от   радости перекувырнулся в воздухе. - В таком случае,  я  хотел  бы  его встретить,  если  позволите,  милая  Фея. Мне хочется как можно скорее увидеть его и обнять. Я принес ему немало горя.
   - Иди, но смотри не заблудись. Отправляйся через лес, и  ты обязательно встретишь его.
   Пиноккио   выбежал  из  дому  и,  достигнув  леса,  принялся скакать, как молодой козел. Но, когда он добрался  до  Большого Дуба,  он  остановился  - ему показалось, что он слышит в чаще чьи-то голоса. И действительно, он увидел, что  ктото  вышел  на
дорогу.  Угадайте,  кто? Лиса и Кот, его попутчики, те самые, с которыми он ужинал в таверне "Красного Рака".
   - Это же наш любимый Пиноккио! - вскричала Лиса, обнимая и целуя его. - Как ты сюда попал?
   - Длинная история, - сказал Деревянный Человечек. - Я вам все расскажу при случае. Коротко говоря, в ту самую ночь, когда вы меня оставили одного в гостинице,  я  повстречал  на  дороге грабителей.
   - Грабителей?.. Ах, бедняжка! И чего они хотели от тебя?
   - Они хотели заграбастать мои золотые монеты.
   - О, негодяи! - воскликнула Лиса.
   - Негодяи, - повторил Кот.
   -  Но я убежал, - продолжал Деревянный Человечек, - а они - за мной, пока не догнали и не повесили  меня  на  ветке  вот этого дуба.
   И Пиноккио показал на Большой Дуб, стоявший перед ними.
   -  Возможно ли услышать нечто более прискорбное? - сказала Лиса. - В каком жестоком мире осуждены мы жить! Где можем  мы, люди чести, найти надежное убежище?
   В  то время как они разговаривали, Пиноккио заметил, что Кот припадает на правую переднюю ногу - ему недоставало всей  лапы вместе с когтями.
   Пиноккио спросил у Кота:
   - Что случилось с твоей лапой?
   Кот хотел что-то ответить, но замялся. Лиса быстро сказала:
   -  Мой друг слишком скромен и поэтому не отвечает. Я отвечу за него. Дело в том, что с час назад  мы  встретили  на  дороге дряхлого  волка,  буквально  падавшего от голода. Он попросил у нас милостыню. А у нас, как назло, не было даже рыбной косточки для него. И что же сделал мой друг,  в  груди  которого  бьется поистине  геройское  сердце?  Он  откусил  свою переднюю лапу и бросил ее бедному зверю, чтобы тот мог успокоить свой голод.
   И Лиса, говоря это, смахнула слезу.
   Пиноккио был  тоже  весьма  тронут.  Он  подошел  к  Коту  и прошептал ему на ухо:
   -  Если  бы  все  кошки  были  такие, как ты, можно было бы позавидовать мышам!
   - А что ты поделываешь в этих краях?  -  спросила  Лиса  у Деревянного Человечка.
   -  Я  жду  своего  отца.  Он  должен  появиться с минуты на минуту.
   - А твои золотые монеты?
   - Они у меня  по-прежнему  в  кармане,  все,  кроме  одной, оставленной в таверне "Красного Рака".
   -  А  между  тем  уже  завтра  эти  четыре  монеты могли бы превратиться в тысячу или даже две тысячи! Почему  бы  тебе  не послушаться  моего  совета?  Почему  не посеять их на Волшебном Поле?
   - Сегодня это невозможно. Пойду туда в другой раз.
   - В другой раз будет слишком поздно, - заметила Лиса.
   - Почему?
   - Потому что один высокопоставленный синьор купил это  поле и с завтрашнего дня никто не имеет права сеять там деньги.
   - А далеко отсюда до Волшебного Поля?
   -  Меньше  двух  километров.  Хочешь  пойти  с  нами? Через полчаса ты будешь там. Быстренько посеешь свои  четыре  монеты, несколько минут спустя снимешь урожай в две тысячи и сегодня же вечером  опять  вернешься  сюда  с  полными  карманами. Ну что, пошли?
   Пиноккио медлил с ответом, так как подумал о доброй  Фее,  о старом  Джеппетто  и  о  предупреждении  Говорящего Сверчка. Но потом  он  поступил  так,  как  поступают  все   неразумные   и бессердечные дети - кивнул головой и сказал Лисе и Коту:
   - Пошли! Я с вами!
   И  они  тронулись  в  путь.  Они  шли  полдня и добрались до города, который назывался Дураколовка. Когда они вошли в город, Пиноккио увидел на улице множество облезших собак, зевавших  от голода;  стриженых овец, дрожавших от холода; кур и петухов без гребешков и бородок, выпрашивавших кукурузные зернышки; больших мотыльков,  не  умевших  летать,  так  как  они  продали   свои разноцветные  крылышки;  павлинов, лишенных хвоста и готовых от стыда провалиться сквозь землю,  и  фазанов,  тихо  и  стыдливо семенивших туда и обратно и оплакивавших свои блестящие золотые перья, навсегда заложенные в ломбарде.
   Мимо  всех  этих  попрошаек  и  стыдливых  нищих  то  и дело проезжали барские  кареты,  в  которых  сидели  или  Лиса,  или Сорока-воровка, или какая-нибудь хищная птица.
   - А где находится Волшебное Поле? - спросил Пиноккио.
   - В нескольких шагах отсюда.
   Они  миновали  город  и остановились на пустынном поле возле городских стен. Поле, в общем,  ничем  не  отличалось  от  всех других полей.
   -  Мы  пришли,  - сказала Лиса. - Теперь нагнись, выкопай руками маленькую ямку и положи туда свои золотые монеты.
   Пиноккио сделал, как ему велели: он вырыл ямку, положил туда свои четыре монеты и прикрыл ямку горстью земли.
   - А  теперь,  -  продолжала  Лиса,  -  ступай  к  канаве, зачерпни ведро воды и полей засеянную землю.
   Пиноккио  пошел  к  канаве, за неимением ведра снял ботинок, зачерпнул воды и вылил ее на  то  место,  где  закопал  монеты.
Потом спросил:
   - Что мне еще нужно делать?
   -  Ничего,  -- ответила Лиса, -- можешь отправляться. Через двадцать минут вернись сюда. Ты тут найдешь деревце с монетами.
   Бедный Деревянный Человечек был  сам  не  свой  от  радости, тысячу  раз  благодарил Лису и Кота и пообещал, что преподнесет им замечательный подарок.
   - Нам  не  нужны  подарки,  -  возразили  оба  злодея.  - Довольно   с  нас  того,  что  мы  тебя  научили,  каким  путем разбогатеть без труда, и это нас глубоко радует.
   Затем они попрощались  с  Пиноккио,  пожелали  ему  богатого урожая и пошли своей дорогой.