img1.jpgЧеловек, любящий сказки на всю жизнь в душе остается ребенком. Окунитесь в волшебный мир сказки сами и откройте его вашим детям. Волшебные сказки не оставляют в наших буднях места злу. Вместе со сказочными героями мы верим в то, что жизнь прекрасна и удивительна!

Сказки братьев Гримм

Содержание:
Выгодное дельце
Ленивый Гейнц
Очёски
Сова
Три счастливца
Таинственные человечки
Молодой великан
Домик в лесу
Семь воронов
Три брата
Три лентяя
Вшестером весь мир обойдём
Семеро Храбрецов
Бременские Музыканты
Королёк
Лиса и Гуси
Бабушка Метелица
Храбрый Портняшка
Заяц и Ёж
Волк и Лиса
Горшочек каши

Выгодное дельце

Пригнал однажды крестьянин на базар свою корову и продал её за семь талеров.
Шёл он с деньгами обратно домой и услышал, как лягушки на пруду кричат:
- Ква, ква, ква, ква!
"Ишь ведь, надрываются попусту! - подумал крестьянин. - И вовсе я не два, а целых семь талеров выручил".
Подошёл он к пруду и крикнул:
- Ну что вы за дурачьё! Разве не знаете, что у меня семь талеров, а не два!
А лягушки знай себе: "ква, ква, ква" да "ква, ква, ква".
- Ну, уж раз вы не верите мне на слово, могу и сосчитать. Вот, смотрите.
Вытащил он из кармана деньги и пересчитал все семь талеров до единого грошика.
Но лягушкам будто и дела нет до его счёта - квакают и квакают.
- Что же это, в самом деле, такое! - обозлился крестьянин. - Видно, вы лучше меня считать умеете, коли всё у вас два да два! Ну и считайте сами!
И бросил все деньги в пруд. Ждал он ждал, пока лягушки справятся со счётом и вернут ему деньги, да так и не дождался. Они, видно, вовсе и не думали об этом и упрямо продолжали тянуть своё "ква, ква, ква, ква".
А тут и вечер подошёл. Увидел крестьянин, что темно уже стало и ждать больше нельзя, принялся он ругать да совестить лягушек:
- Эх вы, кваксы болотные! Эх вы, дурни пучеглазые! Ишь, пасть-то у вас какая! Орёте так, что, того и гляди, оглохнешь, а сами и семи талеров сосчитать не умеете! Стану я вас дожидаться, как бы не так!
Покричал, покричал, да и ушёл ни с чем. И долго ещё вслед ему неслось: "Ква, ква, ква, ква!", так что домой он пришёл вконец раздосадованный.
Вот прошло сколько-то времени; зарезал крестьянин другую корову и повёз на базар. Дорогой он стал раздумывать, как бы продать мясо повыгодней, чтобы получить денег как раз столько, сколько стоили обе коровы.
Возле городских ворот он увидел целую свору собак, а впереди всех была огромная борзая. Она принялась вертеться вокруг крестьянина, обнюхивала тушу и всё время лаяла:
- Гау, гау, гау, гау!
- Вижу, вижу - хочется тебе мясца, то-то и твердишь всё "дай", "дай". Да, хорош бы я был, коли бы и впрямь тебе его отдал! - сказал крестьянин.
Но собака, будто не ей это было сказано, знай твердит:
- Гау, гау, гау, гау!
- Я бы, может, и отдал, да боюсь - сожрёшь ты всё со своими дружками.
- Гау, гау! - отвечала борзая.
- Ну ладно, будь по-твоему, раз уж ты так пристала; отдам тебе, пожалуй. Я ведь знаю твоего хозяина. Но смотри, если через три дня не принесёшь сполна всех денег, худо тебе будет.
И с этими словами он свалил мясо на землю и повернул домой. Собаки с громким лаем набросились на мясо. И долго еще. слышал крестьянин их "гау, гау".
"Ишь ведь, - думал он, - теперь и другие запросили. Ну да ничего. За всё отвечает борзая".
Прошло два дня, а на третий крестьянин радостно подумал: "Вот и хорошо: сегодня вечером я получу свои денежки". Но никто и не думал ему их приносить. Тут его терпение лопнуло.
- Нет, видно, ни на кого нельзя положиться! - сказал он и пошёл сам к хозяину борзой, мяснику, за деньгами.
Мясник подумал было сначала, что крестьянин шутит. Но крестьянин крикнул:
- Шутки в сторону! Разве не принесла вам ваша собака три дня тому назад целую коровью тушу?
Тогда мясник разозлился, схватил метлу, да и вытолкал его вон.
- Ну погоди ж ты! Найду я на тебя управу! - сказал крестьянин и пошёл к королю.
Привели его в замок, где король сидел со своей дочерью. Король спросил крестьянина, что за беда с ним приключилась.
- Да как же, - отвечал крестьянин, - лягушки и собаки присвоили моё добро, а мясник ещё и метлой меня за это выгнал.
И он рассказал подробно, как было дело. Услыхала его рассказ королевская дочь и громко расхохоталась.
- Ну, счастливчик ты! - сказал король. - Я хоть и не могу рассудить тебя с твоими обидчиками, но ты вот рассмешил мою дочь, которая ещё никогда не смеялась. А я обещал отдать дочь замуж за того, кто сумеет её рассмешить. Можешь теперь на ней жениться.
- Да на что она мне! - воскликнул крестьянин. - У меня уже есть жена, мне её и одну-то девать некуда. Что же мне их, по всем углам, что ли, расставить прикажете?
- Вот грубиян мужик! - закричал в гневе король. - Как ты смеешь так дерзко отвечать королю! Ну ладно - не хочешь этой награды, дам тебе другую. Приходи через три дня и получишь целых пять сотен.
Когда крестьянин выходил из дворца, королевский слуга сказал ему:
- Ты, говорят, рассмешил королевскую дочку и, поди, изрядно получишь за это! - Да уж немало, - отвечал крестьянин, - пять сотен пообещал.
- Ну куда тебе такая куча денег! Слушай-ка, поделись лучше со мной.
- Ладно уж, дам две сотни, - отвечал крестьянин. - Приходи через три дня к королю, там и получишь.
Услыхал их разговор хитрый торговец.
- Ах, счастливчик! Ах, счастливчик! - сказал он крестьянину. - Только что же ты будешь делать с крупными монетами? Я мог бы разменять их тебе на мелкие деньги.
- Что ж, это можно. У меня ещё осталось три сотни. Давай мне их сейчас мелочью, а через три дня получишь с короля, - согласился крестьянин.
Обрадовался торговец выгодному дельцу и скорехонько притащил на триста талеров грошей, только таких старых да потёртых, что три гроша и двух хороших не стоили.
Вот через три дня приходит крестьянин к королю.
- А ну-ка, раздеть его да выдать ему сполна все пять сотен розог! - сказал король. 
- Ах, ваше величество, - возразил крестьянин, - ведь они уже не мои! Две сотни я подарил вашему слуге, а остальные три променял на мелочь: так что, говоря по правде, мне уж ничего и не причитается.
А тут и торговец с королевским слугой пришли и потребовали свою долю.
Им и отсчитали добросовестно все удары, какие полагались крестьянину.

Ленивый Гейнц

Гейнц был очень ленивый. Он каждый раз тяжко вздыхал, когда возвращался домой с работы. А всего и работы-то у него было - козу на лугу пасти.
- Вот уж тяжёлое и утомительное дело - всё лето, с весны до поздней осени, козу пасти! - говорил он. - Если бы хоть прилечь можно было да соснуть маленько, ну, тогда ещё туда-сюда. Так нет же! Надо во все глаза глядеть, как бы она молодые деревца не попортила да не заскочила бы к кому-нибудь в сад, а то и вовсе не сбежала бы. Ну разве можно при такой работе жить спокойно и радостно!
Стал он придумывать, как бы от этой обузы избавиться. Долго не мог ничего придумать. И вдруг догадался:
- Знаю, знаю, что мне делать! Я женюсь на Трине. У неё тоже есть коза. Вот она и будет их вместе пасти. Тогда-то и кончится моё мученье.
Пошёл Гейнц к родителям Трины и попросил выдать за него их прилежную и скромную дочку. Родители не стали долго раздумывать и тут же согласились.
Так вот и женился Гейнц на Трине. И стала она пасти обеих коз. А для Гейнца настали красные деньки: он даже и отдыхал-то теперь только от лени.
Но Трина оказалась такой же ленивой, как и Гейнц.
- Милый Гейнц, - сказала она как-то, - зачем мы понапрасну портим жизнь да губим свою молодость? Отдадим-ка лучше наших коз соседу, а он даст нам за них пчелиный улей. От коз одно только беспокойство. Они каждое утро будят нас от сладкого сна. А улей мы поставим позади дома, на солнышке, и избавимся от всякой заботы. Пчёл-то ведь ни стеречь, ни выгонять на пастбище не надо. Они сами найдут дорогу к дому и мёду насбирают. А мы и пальчиком не шевельнём.
- Ты рассуждаешь, как умная женщина, - отвечал Гейнц, - так мы и сделаем. Мёд куда сытней и вкусней, чем козье молоко, да и не портится он дольше.
Пошли они к соседу, и тот, конечно, очень охотно променял один улей на двух коз.
Пчёлы неутомимо летали всё лето, с раннего утра до позднего вечера, и к осени улей был полон прекрасного мёда. Гейнц набрал его целый кувшин.
Кувшин этот они поставили в своей спальне на полку, но всё равно очень боялись, как бы кто не стащил мёд или как бы мыши его не поели. Поэтому Трина положила рядом со своей постелью здоровенную ореховую палку. Она решила гонять незваных гостей этой палкой прямо со своей постели, чтобы не вставать зря.
И вот однажды утром, когда на дворе уж давным-давно стоял белый день, а Гейнц всё ещё валялся на перине - отдыхал от сна, он сказал жене:
- Знаю я, все женщины любят сладенького покушать. И ты, небось, лакомишься потихоньку медком. Вот я и подумал, что лучше уж променять наш мёд на гуся с гусёнком, а то, пожалуй, ты весь его съешь.
- Ну что ж, я согласна, - сказала Трина. - Но мы сделаем это только тогда, когда у нас вырастет сынок. Пусть он и пасёт их. Не самой же мне возиться с гусятами и портить своё здоровье!
- Так-то оно так, - отвечал Гейнц, - но почему ты думаешь, что наш сынок будет гусей пасти? Знаешь, какие нынче дети - совсем от рук отбились. Они, видно, думают, что стали умней родителей, и хотят всё делать по-своему.
- Ух, - сказала Трина, - достанется же ему, если он не станет меня слушаться! Возьму я тогда палку да так его отделаю!
И чтобы показать, как это будет, она схватила впопыхах свою ореховую палку, размахнулась, да нечаянно и стукнула прямо по кувшину с мёдом.
Кувшин ударился о стенку, потом упал на пол и разбился на мелкие кусочки. А прекрасный, сладкий мёд весь растёкся по полу.
- Вот тебе и гусь с гусёнком! - сказал Гейнц. - Счастье ещё, что кувшин мне на голову не упал. Мы должны радоваться, что всё кончилось так благополучно.
Вдруг он заметил в одном из черепков немного мёду и радостно воскликнул:
- Да нам тут и полакомиться ещё кое-что осталось! Покушаем-ка, а потом и отдохнуть после этакого страха не мешает. Не беда, коли мы встанем чуточку попоздней: день-то ведь и так уж больно велик.

Очески

Жила однажды девушка. Лицом-то она была красивая, но уж очень ленивая да неряшливая. Когда она пряла пряжу, то всегда злилась. И если на пряже попадался маленький узелок; то она со злости обрывала И выбрасывала вместе с ним целый пучок льна.
У ленивицы была подружка, очень хорошая и трудолюбивая девушка. Эта подружка всё собирала да собирала лён, который выбрасывала ленивица. А когда льна у неё набралось много, она очистила его от пыли, распутала, расчесала, напряла из него тонких ниток, наткала полотна и сшила себе из этого полотна красивое платье.
И вот однажды посватался к ленивице хороший молодой человек, и она согласилась выйти за него замуж.
Вечером накануне свадьбы устроила невеста бал. Её прилежная подружка весело танцевала на балу в своём новом платье.
Невеста увидела её и проворчала: - И чего развеселилась? 
Ведь в очёски нарядилась.

Услыхал жених её слова и спросил, о чём это она говорит.
Ленивица и рассказала ему, из какого льна сделала себе платье её подруга.
Как услыхал это жених, понял он, что его невеста ленивая. Он отказался от неё и женился на прилежной девушке.
А ленивица так и осталась одна.

Сова

Сотни лет назад, когда люди не были ещё такими умными и хитрыми, как теперь, случилось в одном маленьком городке странное происшествие.
Залетела однажды из лесу большая сова в сарай одного горожанина. Было это ночью. А когда настало утро, сова побоялась выбраться оттуда, потому что все птицы, как только завидят сову, поднимают страшный крик.
Пошёл утром работник этого горожанина в сарай за соломой. Увидал он в углу сарая сову, такую огромную да страшную, испугался, прибежал к своему хозяину и говорит:
- В сарае чудовище сидит, какого я ещё отроду не видывал. Такое страшное, глазищами ворочает. Ему, пожалуй, ровно ничего не стоит проглотить человека прямо живьём.
- Знаю я тебя, какой ты храбрец, - отвечал хозяин. - Стоит тебе увидеть дохлую курицу, так ты даже к ней без палки подойти боишься. Пойду-ка я сам посмотрю, что это там за чудовище.
И хозяин храбро отправился в сарай, вошёл туда и огляделся вокруг. Но как только увидел страшного и диковинного зверя, испугался не меньше работника.
В два прыжка выскочил он из сарая, помчался к соседям и стал их упрашивать помочь ему избавиться от опасного невиданного зверя.
- Ведь стоит ему выйти из сарая - весь город будет в опасности! - уверял он.
Поднялся тут во всём городе переполох. Собрались горожане с пиками, граблями, косами, топорами - ну прямо как на войну. Окружили они сарай со всех сторон.
Самый храбрый из них с копьём наперевес вошёл в сарай. Вошёл, да сейчас же с криком и выскочил обратно, от страха слова сказать не может.
Попробовали было войти в сарай ещё двое, но и эти перепугались не меньше первого.
Но вот выступил вперёд знаменитый в городе воин, сильный и высокий.
- Вижу я, все вы трусы, - сказал он. - Разве одним только гляденьем выгонишь чудовище? Это дело не шуточное.
Он велел принести латы, меч, копьё и вооружился с ног до головы.
Перед ним настежь распахнули двери сарая, и тогда все увидели сову. Она уселась как раз посередине на большой поперечной балке. Храбрец велел принести лестницу. Принесли лестницу, приладили, стал храбрец по ней взбираться.
А все, кто стоял внизу, кричали:
- Смелей, смелей! Сова услышала крики - не знает, куда и спрятаться, совсем перепугалась. Захлопала крыльями, взъерошила перья, заворочала глазами, защёлкала клювом и хрипло заухала:
- Ух-ух! Ух-ух!
- Бей её, бей! - кричала толпа.
"Поставить бы вас на моё место, так не закричали бы "бей", подумал храбрец.
Поднялся он ещё на одну ступеньку, да не выдержал - задрожал и чуть живой от страха спустился обратно. А уж после него никто больше не решился подвергать себя такой опасности.
Стали все думать, как спасти город от ужасной беды. Долго думали.
Наконец придумали - подожгли сарай со всех четырёх углов. Сарай сгорел, а вместе с ним сгорела и бедная сова. Кто этому не верит, пусть сам туда пойдёт да спросит.

 

Три счастливца

У одного крестьянина было три сына. Как-то раз позвал он к себе всех троих сыновей и сказал им:
– Я уже стар и решил, пока жив, поделить между вами наследство. Денег у меня нет, и потому я оставляю в наследство первому из вас – петуха, второму – косу, а третьему – кошку. Вещи не очень-то ценные, но если распорядиться ими разумно, и они могут принести большую пользу. Попробуйте-ка найти страну, где люди никогда не видали этих вещей, и тогда будете счастливы.
И вот после смерти отца пошёл старший брат со своим петухом счастья искать. Но куда бы он ни пришёл, петухи везде уже были известны. В городах он ещё издали видел петухов на верхушках башен. Это были флюгера, они всё время поворачивались по ветру. А в деревнях петухи так и заливались песнями во всех дворах. Никому эта птица не была в диковинку, никто на его петуха и глядеть не хотел.
Но наконец старшему брату посчастливилось – он попал на остров, жители которого ещё ни разу не видали петуха.
– Смотрите, какая чудесная птица! – сказал им старший брат. – На голове у неё красная корона, а на ногах шпоры. Она каждую ночь кричит три раза и всегда в одно и то же время. Первый раз она кричит в два часа, второй раз – в четыре часа и третий раз – в шесть часов утра. А если она закричит днём, это значит, что скоро переменится погода.
Петух очень понравился всем жителям острова. Они не спали целую ночь и всё слушали, как он звонко выкликал время в два, в четыре и в шесть часов. А утром они спросили, не продаётся ли птица и сколь ко она стоит.
– Дайте мне за неё столько золота, сколько может унести осёл, – отвечал старший брат.
– Да он почти даром отдаёт такую драгоценную птицу! – воскликнули в один голос все жители острова.
И они купили петуха.
Когда старший брат вернулся домой, братья удивились, что он получил за петуха так много денег.
– Пойду-ка и я попытаю счастья. Может быть, мне тоже удастся выгодно сбыть свою косу, – сказал средний брат и отправился в путь. Но повсюду, где он проходил, он видел у крестьян точно такие же косы, как его.
Наконец и ему посчастливилось попасть на остров, где люди ещё не видели косы. Когда им надо было убирать с поля созревший хлеб, они подкатывали к полю пушки, стреляли, и пушечные ядра перешибали стебли колосьев. Это было очень неудобно, потому что ядра то пролетали мимо, то попадали по самим колоскам и портили много зерна. Да и шумно очень было от стрельбы!
Пришёл средний брат к этим людям на поле и так быстро да бесшумно начал косить, что они рты разинули от удивления. Стали жители острова просить, чтобы он продал им косу.
– Дайте мне столько золота, сколько его может унести на себе лошадь, – сказал средний брат.
Получив деньги, он, довольный, вернулся домой.
Наконец отправился и третий брат со своей кошкой счастья искать.
Сначала у него всё шло так же, как и у первых двух братьев. Куда бы он ни пришёл, везде было множество кошек. Но вот и ему тоже посчастливилось: он приплыл на такой остров, где не было ни одной кошки. Зато мышей на этом острове развелось видимо-невидимо! Они бегали прямо по столам и скамейкам и совсем не боялись людей. Все жители острова очень страдали от них. И даже сам король в своём дворце не мог спастись от мышей. Мыши пищали по всем углам и сгрызали всё, что им только попадалось.
Вот выпустил младший брат свою кошку, она тут же принялась за охоту и быстрёхонько уничтожила всех мышей в двух больших залах дворца. Король захотел купить кошку и дал за неё столько золота, сколько мог унести верблюд, так что третий брат привёз домой денег больше всех.
А кошка в королевском дворце столько мышей переловила, что и не сосчитать. Она очень устала. У неё даже в горле пересохло, и захотелось пить. Тогда кошка подняла кверху мордочку и замяукала: “Мяу, мяу!”
Услыхали король и его придворные этот странный крик, испугались и убежали из дворца.
Собрал король во дворе своих советников, и стали они думать, как бы от кошки избавиться. Наконец решили: “Уж лучше мы будем страдать от мышей, чем жить с таким чудовищем и рисковать своей жизнью. К мышам-то мы уж привыкли”.
И король послал к кошке слугу с приказом уйти из дворца.
– Если она откажется уйти, то предупреди её, что ей будет плохо, – сказал он слуге.
А кошка за то время, пока шёл совет, ещё больше пить захотела. И когда слуга спросил её, согласна ли она уйти по-хорошему, она в ответ опять промяукала: “Мяу, мяу!”
Слуге показалось, что она говорит: “Нет, нет!” Он так и передал королю.
– Ну что ж, – сказал король, – не хочет по-хорошему уходить – придётся насильно выгонять!
Он приказал выкатить во двор пушки и стрелять по дворцу. Дворец загорелся. Когда огонь дошёл до той комнаты, где была кошка, она преспокойно выскочила из окна и убежала.
А по дворцу всё палили да палили из пушек, до тех пор пока от него осталась лишь груда развалин.

Таинственные человечки

Один сапожник так обеднел, что у него не осталось ничего, кроме куска кожи, из которой можно было сшить только пару сапог.
Ну вот, скроил он вечером эти сапоги и хотел на следующее утро приняться за шитьё. А так как совесть у него была чиста, он спокойно улёгся в постель и заснул сладким сном.
Утром, когда сапожник собрался взяться за работу, он увидел, что оба сапога стоят совершенно готовые на его столе. Сапожник очень удивился и не знал, что об этом и думать.
Он взял сапоги в руки, чтобы получше разглядеть их. Они были так чисто сделаны, что сапожник не нашёл ни одного неровного стежка. Это было настоящее чудо сапожного мастерства.
Вскоре явился покупатель. Сапоги ему очень понравились, и он заплатил за них больше, чем обычно. Теперь сапожник мог купить кожи на две пары сапог.
Он скроил их вечером и хотел на следующее утро со свежими силами приняться за работу. Но ему не пришлось этого делать: когда он встал, сапоги были уже готовы. Покупатели опять не заставили себя ждать и дали ему так много денег, что он закупил кожи уже на четыре пары сапог.
Утром он нашёл и эти четыре пары готовыми. Так с тех пор и повелось: что он с вечера скроит, то к утру готово. И вскоре сапожник снова стал зажиточным человеком.
Однажды вечером, незадолго до Нового года, когда сапожник опять накроил сапог, он сказал своей жене:
– А что, если мы в эту ночь не ляжем спать и посмотрим, кто нам так хорошо помогает?
Жена обрадовалась. Она убавила свет, оба они спрятались в углу за висевшим там платьем и стали ждать, что будет.
Наступила полночь, и вдруг появились два маленьких голых человечка. Они сели за сапожный стол, взяли скроенные сапоги и принялись так ловко и быстро колоть, шить, приколачивать своими маленькими ручками, что удивлённый сапожник не мог от них глаз отвести. И они работали безустали до тех пор, пока не сшили все сапоги. Тогда маленькие человечки вскочили и убежали.
На другое утро жена сапожника сказала:
– Эти маленькие человечки сделали нас богатыми, и мы должны отблагодарить их за это. У них нет никакой одежды, и они, наверно, зябнут. Знаешь что? Я хочу сшить им рубашечки, кафтанчики, штанишки и связать каждому из них по паре чулок. Сделай и ты им по паре башмачков.
– С удовольствием, – ответил муж.
Вечером, когда всё было готово, они положили на стол вместо скроенных сапог свои подарки. А сами спрятались, чтобы увидеть, что станут делать человечки.
В полночь человечки прискакали и хотели взяться за работу. Но вместо кожи для сапог они увидели приготовленные для них подарки. Человечки сначала удивились, а потом очень обрадовались.
Они сейчас же оделись, расправили на себе свои красивые кафтанчики и запели:
 
– Что мы за красавчики!
Любо взглянуть.
Славно поработали.
Можно отдохнуть.
Потом они стали скакать, плясать, перепрыгивать через стулья и скамейки. И, наконец, приплясывая, выскочили за дверь.

С тех пор они больше не появлялись. Но сапожник жил хорошо до самой своей смерти.

Молодой великан

У одного крестьянина был маленький-премаленький сынишка – не больше мизинца.
Вот как-то раз собрался крестьянин в поле пахать, а мальчик-с-пальчик и говорит:
– Возьми меня с собой!
– Куда тебе! Ведь ты ещё не можешь пахать, – отвечал ему отец. – Сиди-ка лучше дома, а то, чего доброго, потеряешься в поле.
Но мальчик-с-пальчик горько заплакал. Чтобы успокоить сына, отец сунул его в карман и пошёл в поле. Там он посадил мальчика в свежую борозду и стал пахать.
Сидит мальчик-с-пальчик в борозде и вдруг видит – из-за дальней горы показался великан.
– Ага, вот он сейчас тебя утащит! – припугнул мальчугана отец.
Только он успел это сказать, а великан уже тут как тут – шагнул два раза своими длинными ногами и оказался у самой борозды. Осторожно, двумя пальцами, поднял великан мальчика-с-пальчик с земли, оглядел его молча со всех сторон и зашагал с мальчиком на руке в горы.
А отец стоял, онемев от страха и горя, и думал, что уж никогда больше не увидит своего сынишку.
Принёс великан мальчика-с-пальчик к себе в дом и стал кормить его такой пищей, от которой люди превращаются в великанов. Мальчик-с-пальчик быстро рос и становился всё сильнее и сильнее.
Прожил так мальчик у великана два года. Тогда привёл его великан в лес и говорит:
– А ну-ка, выдерни себе палочку!
Мальчик ухватился за молоденькое деревцо, да и вытащил его вместе с корнем. Вот какой он стал сильный!
– Нет, ты ещё не очень силён, – сказал великан.
Он увёл мальчика домой и кормил ещё два года. А через два года мальчик стал такой сильный, что выдернул из земли большое, старое дерево.
– Ну нет, ты ещё не совсем сильный! – сказал великан и опять увёл его домой.
А ещё через два года снова пошёл великан с мальчиком в лес и сказал:
– Ну-ка, выдерни себе палочку!
Мальчик взял да и выдернул из земли прямо с корнями здоровенный, старый дуб.
– Вот теперь ты стал силачом! – сказал старый великан.
И он отвёл мальчика обратно на то поле, где когда-то взял его.
Крестьянин и на этот раз пахал. Молодой великан подошёл к нему и сказал:
– Погляди-ка, отец, каким я стал большим да сильным!
Но крестьянин испугался молодого великана.
– Нет, нет, какой я тебе отец! Уходи отсюда! – отвечал он.
– Да правда же, отец, я твой сын! Посмотри, как хорошо я умею пахать! Даже лучше, чем ты.
– Нет, нет, совсем ты мне не сын! И пахать ты не умеешь. Уходи! – твердил крестьянин.
Он боялся, как бы огромный человек не сделал ему чего-нибудь плохого.
А великан подошёл к плугу и только взялся за него одной рукой – он так и врезался до половины в землю.
Не выдержал тут крестьянин и крикнул:
– Ну нет, такая работа никуда не годится! Хочешь пахать, так паши как следует, а не нажимай что есть мочи.
Тогда великан выпряг из плуга лошадей и впрягся вместо них сам. А отцу сказал:
– Иди-ка, отец, домой да скажи матери, чтобы побольше еды приготовила, а я за это время поле вспашу.
Отец пошёл домой, а молодой великан вспахал и забороновал один всё большое поле. Потом пошёл в лес и вырвал там с корнем два дуба. Взвалил великан оба дерева себе на плечи, повесил на концах дубов, спереди и сзади, по бороне да по лошади и понёс домой. И нёс всё так легко, как охапку соломы.
Увидала его мать из окна и спросила мужа:
– Что это там за громадина идёт?
– Это наш сын, – отвечал крестьянин.
– Что ты? Он ничуть не похож на нашего сына, – сказала жена. – Наш-то был совсем малюсенький, а этот вон какой великан!
Тут их сын подошёл к дому, и она закричала:
– Уходи, уходи подобру-поздорову! Ты нам совсем не нужен.
Великан ничего не ответил. Он отвёл лошадей в конюшню, засыпал им овса – всё как следует, потом вошёл в дом, сел на лавку и сказал:
– А ну-ка, мать, давай скорее обедать, уж больно мне есть хочется!
Мать поставила перед ним на стол две большущие миски каши, полные до краёв, и подумала: “Нам бы с мужем этой еды на целую неделю хватило”.
А великан съел быстрёхонько всю кашу и говорит:
– Нет ли там ещё чего-нибудь?
– Нет, – отвечала мать. – Мы отдали тебе всё, что у нас было.
– А я совсем не наелся и хочу ещё, – сказал великан. – Вижу я, трудно вам будет меня досыта кормить. Пойду-ка я лучше бродить по свету.
И отправился в путь.
Вот пришёл он в деревню, где жил кузнец, очень жадный и завистливый. Великан спросил кузнеца, не нужен ли ему подмастерье.
Взглянул кузнец на великана и подумал: “Ну, этот здоровяк сумеет работать, не зря будет деньги получать”.
– А сколько тебе надо платить за работу? – спросил он великана.
– Я буду работать совсем даром, – отвечал великан. – Но только каждый раз, когда другие работники получают деньги, я хочу давать тебе два пинка.
Скряга-кузнец очень обрадовался, что его денежки останутся при нём, и согласился.
На другой день захотел кузнец поглядеть, как работает его новый подмастерье. Принёс он толстенную полосу раскалённого железа и положил её на наковальню. Великан как ударил молотом – полоса тут же и разлетелась на две части. А наковальня так глубоко в землю врезалась, что её и вытащить не смогли.
Разозлился скряга-кузнец и закричал:
– Не нужен мне такой работник! У тебя слишком тяжёлая рука – ишь как колотишь? Сколько тебе заплатить за этот один удар?
– Я дам тебе за него только один, и совсем слабенький, пиночек, – отвечал великан.
И он так наподдал кузнеца, что тот через пять стогов сена перелетел.
А великан сковал себе в кузнице огромную железную палку и пошёл по белу свету бродить.
Шёл он, шёл и пришёл в деревню, где жил один жадный богач.
– Не нужен ли вам работник? – спросил он богача.
– Да, -– отвечал тот, – мне нужны такие здоровые парни, как ты. А много ль ты хочешь получать за свою работу?
– Я буду работать совсем даром, если вы согласны каждый год получать от меня по три пинка.
Богач согласился. Он был таким же скрягой, как и кузнец, и очень обрадовался, что нашёл бесплатного работника.
Вот прослужил великан у этого богача год и стал требовать расплаты. Но хозяин испугался и принялся упрашивать великана пожалеть его.
– Возьми сколько хочешь денег, возьми всё моё добро и будь сам хозяином, только не трогай меня! – взмолился он.
– Нет, – отвечал великан, – я как был работником, так и хочу им быть. А то, что мне причитается, отдавай!
Понял тогда богач, что от великана не так-то легко отделаться, и попросил его подождать две недели.
Великан согласился. А хозяин собрал всех своих родных и просил их посоветовать, как ему быть.
Долго думали они и наконец решили так:
– Пошли-ка ты своего работника чистить колодец. И когда он будет в колодце, сбрось ему на голову мельничный жёрнов. Вот и избавимся мы от него. А то ведь этому громадине стоит только захотеть – он всех нас, как комаров, может передушить.
Богачу понравился этот совет, и он послал великана чистить колодец. Великан пошёл. И вот, когда он стоял на дне колодца, несколько человек подкатили к колодцу тяжёлый жёрнов и сбросили его на великана. “Ну, теперь-то уж мы избавились от него!” подумал хозяин.
И вдруг они услыхали из колодца голос:
– Эй вы там! – кричал великан. – Отгоните-ка кур от колодца, а то они копаются в песке и песок сыплется прямо мне на голову. Совсем глаза засорил!
– Кш, кш, пошли отсюда! – закричал хозяин, чтобы великан думал, будто он отгоняет кур.
Великан вычистил колодец, вылез из него и сказал:
– Смотрите, какое у меня ожерелье!
И все увидели у него на шее жёрнов.
Стал великан опять требовать у хозяина расплаты. Но богач попросил его подождать ещё две недели, и великан согласился.
Вот собрались снова все родственники богача. Думали, думали и решили послать великана ночью на заколдованную мельницу зерно молоть.
– Уж тогда-то мы от него избавимся, потому что каждый, кто остаётся ночью на этой мельнице, погибает, – сказали они.
Богач позвал великана, велел ему ехать на мельницу и смолоть там за ночь восемь пудов зерна. Насыпал великан в один карман два пуда зерна да в другой два пуда, а остальные четыре пуда перекинул в мешках через плечо и пошёл на заколдованную мельницу.
– Разве ты не знаешь, что эта мельница заколдована? На ней можно работать только днём, а ночью здесь опасно, и ты можешь погибнуть, – сказал ему мельник.
– Ничего! – отвечал великан. – Спи спокойно, а я и сам о себе позабочусь.
Высыпал он зерно, сел в комнате на лавку и стал ждать. А время-то было уже позднее: полночь наступила. Вот видит великан – что за чудо! Открылась дверь, и в комнату въехал большой-пребольшой стол. А на столе сами собой появились всякие вкусные кушанья и вино. Потом, откуда ни возьмись, показались стулья, хотя вокруг не было видно ни одного человека. И, наконец, замелькали вилки и ножи, как будто чьи-то руки накладывали на тарелку еду, наливали вино, подносили вино и еду ко рту. А самих людей не было видно.
Великану очень захотелось есть. А потому недолго думая он уселся за накрытый стол и угостился на славу. Когда он наелся досыта и у всех невидимых людей тарелки тоже стали пустыми, он увидел, как одна за другой начали гаснуть свечи. Они погасли все до единой, и стало совсем темно. И вдруг великану показалось, будто кто ударил его по лицу. Но он ничуть не испугался и сказал:
– А ну-ка, попробуйте только тронуть ещё раз, так сдачи получите!
Его ударили опять. Тогда он размахнулся и тоже ударил. Началась драка, да так и продолжалась всю ночь. А когда стало рассветать, все невидимки исчезли.
Пришёл мельник утром, смотрит – а великан-то жив-невредим! Ну и удивился же мельник!
А великан говорит:
– Уж и наелся же я сегодня ночью! Да и подрался вволю. Ни одного удара не спустил врагам.
Мельник очень обрадовался.
– Своей храбростью ты избавил мельницу от колдовства, – сказал он великану и хотел дать ему много денег.
– Не надо мне денег, – отвечал великан. – Для чего они мне!
Он взвалил на плечи мешки с мукой, пошёл к хозяину и снова стал требовать у него обещанную плату.
Понял тут богач, что не избавиться ему от великана. И так ему стало страшно, так страшно!
Заметался богач из угла в угол по комнате и подбежал к окну. Но только он открыл окно, великан дал ему хорошего пинка. Вылетел богач кувырком, и с тех пор его больше не видали.
А юный великан взял свою палку и пошёл дальше по белу свету бродить. 

Домик в лесу

Жил в маленькой избушке у самого леса бедный дровосек с женой и тремя дочерьми.
Однажды утром пошёл он, как всегда, на работу и сказал жене:
– Пусть старшая дочка принесёт мне позавтракать в лес, а то я не успею к вечеру управиться с работой. А чтобы она не заблудилась, я возьму с собой мешочек проса и буду сыпать зёрна по дороге.
И вот, когда солнце стояло уже высоко над лесом, взяла старшая дочка горшочек с супом и пошла. Но воробьи, жаворонки, зяблики, чёрные дрозды да чижи давно уж склевали всё просо, и девушка так и не нашла дороги. Пришлось ей идти наудачу, и она бродила по лесу до самой ночи. А когда село солнце и зашумели во мраке деревья да заухали совы, девушке стало очень страшно. И вдруг сквозь ветви деревьев она увидела вдали свет.
“Там живут люди, и они, наверное, дадут мне переночевать в своём доме”, подумала она и пошла на свет. Вскоре она увидела домик с освещёнными окнами и постучалась. Хриплый голос ответил ей из домика:
– Войдите!
Девушка вошла в тёмные сени и постучалась в дверь комнаты.
– Да входите же! – крикнул тот же голос.
Она открыла дверь и увидела седого как лунь старика. Старик сидел у стола. Он подпёр голову обеими руками, а его белая как снег борода лежала на столе и спускалась почти до самого пола. А возле печки лежали петушок, курочка и пёстрая коровка. Девушка рассказала старику о своей беде и попросила переночевать. Тогда старик спросил животных:
 
– Курочка-красотка,
Пёстрая коровка
И ты, Петенька, мой свет,
Что вы скажете в ответ?
– Дукс, – отвечали животные.
И это, наверно, значило: “Мы согласны”.
– У нас здесь всего много, – сказал тогда старик. – Ступай-ка на кухню и приготовь нам ужин.
И правда, девушка нашла в кухне много всяких запасов и приготовила вкусный ужин. Она поставила на стол полную миску, села рядом со стариком и принялась уплетать за обе щеки. А о животных она даже и не подумала! Девушка наелась досыта и сказала:
– А теперь я очень устала и хочу спать. Где моя постель?
Но животные ответили ей в один голос:
 
С ним пила ты, с ним и ела,
Ты на нас и не глядела,
Не хотела нам помочь.
Будешь помнить эту ночь!
– Иди наверх, – сказал старик, – там ты увидишь комнату с постелью.
Девушка поднялась наверх, нашла постель и улеглась спать.
Только она уснула, вошёл старик со свечой. Подошёл он к девушке, заглянул ей в лицо и покачал головой.
Девушка спала крепким сном. Тогда старик открыл под её кроватью потайной ход, и кровать провалилась в подвал.
А дровосек пришёл домой уже поздним вечером и принялся бранить жену за то, что она заставила его целый день голодать.
– Я не виновата, – отвечала жена: – наша старшая дочка понесла тебе завтрак, да, видно, заблудилась. Утром придёт, наверное.
На другой день отец поднялся ещё до рассвета и велел, чтобы на этот раз средняя дочь принесла ему в лес завтрак.
– Я возьму с собой мешочек чечевицы, – сказал он: – она крупнее проса и её легче заметить. Вот дочка и не заблудится.
В полдень вторая дочка понесла завтрак отцу. Но и она не нашла по дороге ни одной чечевички: опять всё птицы склевали.
Девушка проблуждала по лесу до самой ночи. Потом, как и первая сестра, она пришла к лесному домику и постучалась. А когда вошла, попросила ночлега и чего-нибудь покушать. Старик с белой бородой опять спросил своих животных:
 
– Курочка-красотка,
Пёстрая коровка
И ты, Петенька, мой свет,
Что вы скажете в ответ?
И те опять ответили:
– Дукс!
И всё случилось так же, как и со старшей сестрой. Девушка сготовила хороший ужин, поела и попила со стариком, а о животных и не подумала. И когда спросила, где бы ей лечь спать, они ответили:
 
– С ним пила ты, с ним и ела,
Ты на нас и не глядела,
Не хотела нам помочь.
Будешь помнить эту ночь!
Ночью, когда девушка крепко заснула, пришёл старик, поглядел на неё, покачал головой, да и опустил её в подвал.
На третье утро дровосек сказал жене:
– Пришли мне сегодня завтрак с нашей младшей дочкой. Она всегда была хорошей и послушной девочкой, не то что её сестрицы-непоседы. И, уж конечно, не будет бродить, как они, вокруг да около, а сразу найдёт правильный путь.
А матери очень не хотелось отпускать девушку.
– Неужели мне придётся потерять и мою самую любимую дочку? – сказала она.
– Не тревожься, – отвечал муж: – она у нас такая умница да разумница, никогда не собьётся с дороги. Да к тому же я на этот раз буду сыпать горох, а он крупнее чечевицы, и она не заблудится.
И вот младшая дочка с корзиночкой на руке пошла в лес. Но лесные голуби уже поклевали весь горох, и она не знала, куда ей итти. Девушка очень беспокоилась о том, что бедный её батюшка опять останется голодным, а добрая матушка будет горевать о своей любимице. Когда совсем стемнело, она увидела свет в лесу и пришла к лесному домику.
– Не можете ли вы приютить меня на ночь? – вежливо спросила она старика.
И седой старик опять обратился к своим животным:
 
– Курочка-красотка,
Пёстрая коровка
И ты, Петенька, мой свет,
Что вы скажете в ответ?
– Дукс! – сказали они.
Девушка подошла к печке, где лежали животные, ласково погладила петушка и курочку и почесала коровке между ушами. А когда старик велел ей приготовить ужин и миска вкусного супа уже стояла на столе, девушка воскликнула:
– Разве я могу есть, когда у бедных животных нет ничего! Надо сначала о них позаботиться, ведь на дворе полно всякой всячины.
Она пошла и принесла петушку и курочке ячменю, а коровке – большую охапку душистого сена.
– Кушайте на здоровье, милые мои, – сказала она, – а попить захочется, будет вам и свежая водичка.
И она принесла полное ведро воды.
Петушок и курочка сейчас же вскочили на край ведра, опустили в воду клювики, а лотом подняли их вверх – так ведь все птицы пьют. Пёстрая коровка тоже вдоволь напилась.
Когда животные наелись досыта, девушка села за стол и поела, что оставил ей старик от ужина. Вскоре петушок и курочка спрятали свои головки под крылышки, а пёстрая коровка задремала. Тогда девушка сказала:
– А не пора ли нам спать?
И все животные ответили:
– Дукс!
 

Ты не стала есть без нас,
Ты заботилась о нас,
Ты ко всем была добра,
Спи спокойно до утра.
Девушка приготовила сначала постель старику: взбила пуховые перины и постелила чистое бельё. А потом пошла наверх, легла в свою постель и спокойно уснула.
Вдруг в полночь девушка проснулась от страшного шума. Весь домик шатался и скрипел; дверь распахнулась и с грохотом ударялась о стену. Балки так трещали, будто кто-то их ломал и растаскивал. Казалось, вот-вот обвалится крыша и рухнет весь дом. Но вскоре всё затихло. Девушка успокоилась и опять заснула крепким сном.
А утром её разбудило яркое солнышко. И только открыла она глаза, смотрит – что такое? Вместо маленькой комнатки – огромный зал; всё вокруг блестит и сверкает. А сама она лежит на роскошной постели под красным бархатным одеялом, и под стулом возле постели стоят две вышитые драгоценными камнями туфельки. Сначала она подумала, что это сон, но тут в комнату вошли трое нарядных слуг и спросили, что ей будет угодно приказать им.
– Уйдите, уйдите! – сказала девушка. – Я сейчас встану, накормлю петушка и курочку да пёструю коровку.
Она думала, что старик уже давно проснулся, но вместо старика увидела совсем незнакомого юношу. И он сказал ей:
– Злая колдунья превратила меня в старика, а верных слуг моих – в животных. И мы могли освободиться от её колдовства только тогда, когда к нам придёт девушка, добрая и ласковая не только с людьми, но и с животными. Эта девушка – ты. И вот сегодня ночью пришёл конец власти колдуньи. А ты в награду за свою доброту будешь теперь хозяйкой этого дома и всех его богатств.
Так всё и случилось.

Семь воронов

У одного человека было семеро сыновей, а дочки ни одной. Ему же очень хотелось иметь дочку.
Но вот наконец родилась и девочка. Как же обрадовались отец и мать!
Надо было девочку поскорее искупать. И отец послал одного из сыновей к колодцу за водой. Вместе с ним побежали и остальные шестеро братьев.
Затеяли братья у колодца возню – ведь каждому хотелось зачерпнуть воду первым, – да и уронили кувшин В колодец. Столпились они все вокруг колодца и не знают, что делать: боятся вернуться домой без кувшина. У отца уже терпенья не стало их дожидаться, а они всё не идут. Тогда отец воскликнул с досадой:
– Опять заигрались и всё забыли, бездельники! Чтоб вам всем за это воронами стать!
И только он выговорил эти слова, как услышал в воздухе шелест крыльев и увидел над своей головой чёрных, как уголь, воронов. Вороны покружились, поднялись вверх и улетели.
Как ни горевали родители, но ничего не могли сделать, чтобы вернуть сыновей. Утешала их только дочка – она день ото дня становилась всё милее и прекрасней. Родители старались не упоминать при ней о сыновьях, и девочка очень долго не знала даже, что у неё были братья.
И вдруг однажды она услыхала случайно, как люди говорили о ней:
– Девочка-то она хорошая, но виновата в несчастье своих братьев.
Она очень огорчилась, пошла к, родителям и спросила их:
– Правда ли, что у меня были братцы? Что же с ними случилось?
Родители решили, что девочка всё уже знает и незачем больше скрывать от неё тайну. Они рассказали ей, как было дело, и объяснили, что она ни в чём не виновата. Но девочка с тех пор горевала день и ночь, упрекала себя и решила во что бы то ни стало найти братьев и освободить их.
И вот однажды она потихоньку ушла из дому разыскивать по белу свету своих братьев. А с собой взяла только колечко на память о родителях, краюшку хлеба, чтобы не умереть с голоду, кувшинчик воды, чтобы не мучиться жаждой, да стульчик, чтобы было на чём посидеть и отдохнуть дорогой.
Шла она, шла и пришла на самый край света. Там она увидела солнце и хотела подойти к нему. Но оно было такое горячее, так страшно жгло!
Испугалась девочка и побежала скорей к луне. Но луна была уж очень холодная и такая мрачная да сердитая!
Тогда девочка пошла к звёздам. Каждая звёздочка сидела на своём стульчике, и все они встретили её очень ласково и приветливо. А утренняя звезда поднялась со своего стульчика и дала девочке маленькую волшебную палочку.
– Твои братья – в стеклянной горе, – сказала она, – и только этой волшебной палочкой ты отопрёшь гору.
Девочка завернула палочку в платок и пошла дальше. И всё шла да шла, пока не пришла к стеклянной горе. Ворота в гору были закрыты. Девочка хотела отпереть их волшебной палочкой, развернула платок, а в нём ничего нет. Пропал подарок добрых звёздочек! “Что теперь делать? Как спасти братцев, раз нет ключа от стеклянной горы?” думает девочка,
Но она была очень хорошей сестрой, а потому взяла ножик, отрезала себе мизинчик и сунула его в замочную скважину. Ворота тотчас же открылись. Девочка вошла в гору и увидела маленького карлика.
– Что ты ищешь здесь, дитя моё? – спросил он.
– Я ищу своих братцев – семерых воронов, – отвечала девочка.
– Их нет сейчас дома, – сказал карлик, – но если хочешь, войди и подожди, пока они вернутся.
Потом карлик принёс семь тарелочек с едой и семь стаканчиков с питьём для воронов. И сестрица отведала с каждой тарелочки по кусочку и отпила из каждого стаканчика по глоточку. А в последний стаканчик она опустила колечко, которое взяла с собой из дому. Но вот послышались в воздухе свист и шум.
– Это вороны домой возвращаются, – сказал карлик.
Вороны прилетели очень голодные и сразу же поспешили к своим тарелочкам и стаканчикам.
И вдруг все они стали повторять один за другим:
– Кто это ел с моей тарелочки? Кто пил из моего стаканчика? Здесь, наверно, был человек!
А когда седьмой ворон выпил свой стаканчик до дна, оттуда выкатилось колечко. Узнал ворон колечко своих родителей.
– Ах, если бы наша сестричка была здесь, мы опять стали бы людьми! – воскликнул он.

А девочка в это время стояла за дверью и слушала. Как только услыхала она это желание, так и вошла. И тотчас же все вороны превратились в людей. И сколько же тут было.

Три брата

Жил однажды человек, у которого были три сына да старый дом, где все они жили, а больше ничего. Каждому из сыновей очень хотелось получить в наследство от отца этот дом. А отец не знал, как ему быть, потому что он любил одинаково всех троих и никого не хотел обидеть. Правда, можно было бы продать дом, а деньги разделить поровну между всеми троими. Но в этом доме жили ещё его дедушка с бабушкой, и поэтому ему жаль было продавать свой старый родной дом.

Вдруг ему пришла в голову хорошая мысль, и он сказал сыновьям:

- Пойдите-ка по белу свету да поучитесь разным ремёслам, а потом приходите домой и покажите мне своё уменье. Кто окажется самым искусным, тому и достанется дом.

Сыновья обрадовались такому решению. Старший захотел стать кузнецом, средний - брадобреем, а младший - фехтовальщиком. Потом они условились, когда им всем вновь собраться в родительском доме, и разошлись.

Случилось так, что каждый из них нашёл хорошего учителя и прекрасно выучился своему ремеслу. Кузнец подковывал лошадей самого короля и думал: "Ну, теперь-то уж можно не беспокоиться: дом, конечно, будет мой".

Так же думал и брадобрей, который брил самых знатных людей. А фехтовальщик, пока учился, получал изрядное количество ударов, но он только покрепче сжимал зубы, чтобы не застонать от боли, и думал:

"Если я буду бояться ударов, так ни за что не получу дом".

И вот, когда настал назначенный срок, сошлись все трое братьев у отца. Уселись они рядышком и стали советоваться, как бы найти случай получше показать своё искусство. Сидят они так и вдруг видят - заяц полем скачет.

- Ага, - сказал брадобрей, - тебя-то мне и надо! Он взял тазик и мыло и стал взбивать пену. А когда косой пробегал мимо них, брадобрей побежал с ним рядом, намылил его на полном бегу, потом, всё так же на бегу, сбрил зайцу бородку и ни разу даже не сделал ему больно.

- Вот это мне нравится! - сказал отец. - Если твои братья не окажутся более ловкими, то дом будет твой.

Прошло немного времени, и видят они - мчится карета, а в ней важный барин сидит.

- Посмотри-ка теперь, отец, и на моё уменье, - сказал кузнец.

Помчался он за каретой, сорвал с ног лошади все четыре подковы и снова подковал её. А лошадь всё время мчалась во весь дух.

- Да, ты парень что надо, - сказал отец, - и работаешь не хуже своего брата. Я уж и не знаю, кому из вас отдать дом.

- Отец, - сказал тогда третий сын, - разреши и мне показать своё уменье.

Как раз в это время пошёл дождь. Сын вынул шпагу и стал крутить ею над своей головой так, что на него не упало ни одной капельки. Дождь пошёл сильнее и наконец полил как из ведра, но шпага крутилась всё быстрей и быстрей, и фехтовальщик остался таким же сухим, будто сидел где-нибудь под кровлей.

Увидел это отец, удивился и сказал:

- Ну, ты оказался искусней всех! Значит, и дом твой.

Оба других брата остались довольны этим решением - ведь они очень любили друг друга.

И стали они все вместе жить в доме и заниматься каждый своим ремеслом. А так как они прекрасно знали своё дело и были такими ловкими, то зарабатывали очень много денег и жили всегда в полном довольстве.

Три лентяя

У одного короля было три сына. Король всех троих любил одинаково и никак не мог решить, кому из них оставить после своей смерти королевство.
Вот позвал он как-то всех сыновей к себе и говорит:
— Я решил, что королём будет самый ленивый вас.
Тогда старший сын сказал:
— Значит, королём буду я. Я так ленив, что когда ложусь спать, мне лень даже глаза закрыть. А средний сын сказал:
— Нет, отец, королём буду я. Я так ленив, что когда греюсь у печки и мне жжёт пятки, я ленюсь отодвинуть ноги — пусть уж лучше горят.
— Нет, я буду королём, — сказал младший сын, — потому что я самый ленивый. Если бы меня стали вешать, а кто-нибудь пожалел бы меня и подал нож, чтобы перерезать веревку, я бы и пальцем не шевельнул. Пусть лучше вешают.
Услыхал это отец и сказал:
— Ну, ты ленивей всех и потому будешь королём.

Вшестером весь свет обойдём

 Жил однажды смелый и во всяком деле искусный солдат. Он храбро и отважно сражался на войне, а когда война кончилась, дал ему король за его службу три гроша денег на дорогу, да и отпустил на все четыре стороны.

 - Ну нет, - в гневе сказал солдат, - я этого так не оставлю! Найти бы только подходящих людей, так я бы ещё заставил короля всю свою казну мне отдать! - И пошёл.

 Вот пришёл он в лес и видит - какой-то человек выдёргивает с корнем деревья, да так легко, будто это и не деревья, а всего-навсего колосья.

 - Хочешь быть моим товарищем? - спросил его солдат.

 - Ну что ж, - отвечает тот, - можно; вот только отнесу матери вязаночку дровишек.

 Взял он пять вырванных деревьев, обкрутил их шестым, взвалил вязанку себе на плечи и понёс.

 Потом вернулся, и они пошли.

 - Вдвоём мы теперь-то весь свет обойдём! - сказал солдат.

 Прошли они немного, видят - стоит на коленях охотник и целится во что-то.

 - Во что это ты целишься? - спросил солдат.

 - Да вот сидит за две мили отсюда муха на ветке дуба, я и хочу попасть ей в левый глаз, - отвечает охотник.

 - Идём-ка с нами, - предложил солдат. - Втроём мы весь свет обойдём! Охотник согласился, и они пошли. И вот попалось им на пути семь ветряных мельниц.

 Смотрят - что за чудо! Тишина вокруг такая, что ни один листочек от ветра не шелохнётся, а мельничные крылья вертятся.

 "Отчего бы это им вертеться?" подумал солдат. Прошли они ещё две мили, видят - сидит на дереве человек, одну ноздрю зажал, а из другой дует.

 - Эй, дружище! Что это ты делаешь там наверху? - спросил солдат.

 - Да как же, - отвечал тот, - за две мили отсюда стоят семь ветряных мельниц, вот я и дую, чтобы они вертелись.

 - Идём-ка с нами. Вчетвером мы весь свет обойдём! - сказал солдат.

 Ветродуй слез и пошёл с ними. Вот шли они, шли, вдруг видят - стоит человек на одной ноге, а другую отстегнул и положил рядом.

 - А недурно ты устроился отдыхать! - сказал солдат.

 - Я скороход, - отвечал человек: - на двух ногах бегу так, что могу птицу на лету обогнать; вот я и отстегнул одну, чтобы отдохнуть немного.

 - Пойдём-ка с нами. Впятером мы весь свет обойдём!

 Скороход согласился. Отправились они дальше впятером и повстречали человека в шляпе, которая у него совсем сползла на одно ухо.

 - Красиво, красиво, нечего сказать! Только уж лучше бы ты поправил свою шляпёнку, а то ты ни дать ни взять Иванушка-дурачок! - крикнул ему солдат.

 - Да нельзя, - отвечал тот, - если я надену её прямо, то такой мороз ударит, что все птицы на лету помёрзнут.

 - Идём-ка с нами. Вшестером мы весь свет обойдём!

 Пошёл и этот.

 И вот пришли они в одну страну. Король той страны объявил, что отдаст свою дочь замуж за того, кто побежит с ней наперегонки и обгонит её. Но если не обгонит - поплатится своей головой.

 Пришёл солдат к королю и говорит:

 - Я хочу, чтобы вместо меня мой слуга бежал.

 - Что ж, - отвечал король, - это можно. Только тогда, если он не победит, вам обоим головы отрубят.

 Условились солдат с королём обо всём как следует. А условие было такое: кто первый принесёт воды из дальнего колодца, тот и победитель. Потом пошёл солдат к скороходу, пристегнул ему вторую ногу и сказал:

 - Ты уж постарайся хорошенько, чтобы мы победили.

 Вот дали скороходу и королевне по кувшину, и они помчались. Не успела королевна отбежать на несколько шагов, как скороход уже скрылся у всех из глаз, будто ветром его унесло. Быстрёхонько добежал он до колодца, зачерпнул в кувшин воды и повернул обратно.

 Пробежал скороход половину обратного пути, и захотелось ему поспать; поставил он кувшин на землю и прилёг с ним рядом. А чтобы поскорей проснуться, подложил под голову валявшийся на земле лошадиный череп. И только успел прилечь, как тут же и заснул. А королевна добежала до колодца и уже спешила с полным кувшином обратно, как вдруг видит - лежит скороход на земле и спит себе спокойно. Обрадовалась королевна: "Ну, теперь-то враг в моих руках!"

 Вылила из его кувшина воду и побежала дальше.

 Так бы и пропало всё, да, к счастью, стоял в это время на крыше дворца зоркий охотник и всё видел.

 - Ну нет, не справиться с нами королевне! - сказал он.

 Зарядил охотник поскорей своё ружьё и выстрелил, да так метко, что вышиб лошадиный череп из-под головы скорохода, а его самого даже не задел.

 Вскочил скороход, смотрит - кувшин пустой, а королевна уж далеко впереди. Схватил он кувшин, побежал опять к колодцу, зачерпнул воды и успел-таки прибежать обратно на десять минут раньше королевны.

 - Наконец-то я хоть чуть-чуть ноги поразмял, - сказал он. - А до сих пор что за бег был! Его и бегом-то назвать нельзя.

 Приуныли тут король с королевной. Стали они придумывать, как бы от солдата и его товарищей избавиться.

 - Не горюй, дочка, я кое-что придумал, - сказал король. - Не видать им больше света белого. Потом пошёл к шестерым.

 - Ну, можете теперь есть, пить, веселиться, - сказал он им и привёл их в комнату с железным полом, железными стенами, железной дверью и железными решётками на окнах.

 В комнате был накрыт стол, уставленный самыми вкусными кушаньями.

 - Вот, заходите все сюда и пируйте сколько душе угодно, - сказал король.

 А когда они вошли, король приказал запереть покрепче дверь, позвал повара и велел ему развести под комнатой огонь и поддерживать его до тех пор, пока железный пол не раскалится докрасна. Повар так и сделал, как ему приказали.

 Вот сидят все шестеро за столом, и что-то уж очень жарко им стало. Они подумали было сначала, что это от еды. Но жара становилась всё нестерпимей, а когда они захотели выйти из комнаты, то увидели, что и дверь и окна заперты. Тут они догадались, что король задумал недоброе дело - хочет их погубить.

 - Ну нет, не удастся ему это! - сказал тот, который носил шляпёнку. - Я сейчас такого морозу напущу, что никакому огню с нами не справиться.

 Поправил он свою шляпёнку - и сразу так холодно стало, что даже кушанья на блюдах замёрзли.

 Вот прошло два часа. Король решил, что все они уж давно погибли от жары, и велел открыть дверь, чтобы убедиться в этом своими глазами.

 Но когда дверь открыли, оказалось, что все шестеро сидят себе в комнате живы и невредимы. Они очень обрадовались, что наконец-то можно выйти погреться.

 - В комнате так холодно, что даже еда примёрзла к блюдам, - сказали они.

 Разгневался король на повара, спустился вниз и стал его ругать за то, что он не выполнил приказания.

 - Да поглядите сами, какой жар! - отвечал повар.

 Король заглянул - и правда: под полом железной комнаты пылало огромное пламя.

 И понял он тогда, что не так-то легко отделаться от шестерых.

 Стал он снова думать, как бы избавиться от незваных гостей. Потом позвал солдата.

 - Слушай, - говорит, - если ты согласен взять вместо моей дочери деньги, то я дам их тебе, сколько бы ты ни запросил.

 - Господин король, я охотно откажусь от неё, если вы дадите мне столько денег, сколько может унести мой слуга, - отвечал солдат.

 Король обрадовался и сейчас же согласился, а солдат, уходя, добавил:

 - Ровно через две недели я приду за деньгами.

 Потом он созвал всех портных, какие только были в стране. Целых две недели они шили ему мешок. Когда мешок был готов, силач, который вырывал с корнем деревья, взвалил его себе на плечи и пошёл к королю.

 "Вот так громадина идёт! А мешок-то какой на плечах - с целый дом! Ну и деньжищ такой утащит!" - подумал в страхе король. И велел он принести целую бочку денег. Такую большую, что её с трудом тащили шестнадцать здоровенных мужчин.

 А силач схватил её одной рукой, сунул в мешок, да и говорит:

 - Что же вы сразу не принесли побольше? Эта чуть только донышко прикрыла.

 Король велел принести ещё, потом ещё, да так и перетаскал всю свою казну. Но мешок всё ещё больше чем наполовину был пуст.

 - А ну-ка, тащите ещё! Малость не хватает, - сказал силач.

 Пришлось королю собрать по всему государству последние остатки. Набрали семь тысяч телег.

 Силач и их запихнул в мешок, да на этот раз даже вместе с волами и всей упряжкой, а сам приговаривает:

 - Я уж не буду очень-то разборчивым, возьму и это, лишь бы мешок заполнить. А мешок всё ещё не полон.

 - Ладно, уж так и быть, завязывайте, - сказал силач, - возьму сколько есть.

 Потом взвалил мешок себе на спину и ушёл вместе со своими товарищами.

 Как увидал король, что один единственный человек унёс богатство всей его страны, ужасно разгневался и приказал своей кавалерии садиться скорей на коней, догнать шестерых и отнять мешок.

 Поскакали в погоню целых два полка. Они быстро догнали шестерых и крикнули им:

 - Вы наши пленники! Бросайте мешок с деньгами на землю, не то изрубим вас на мелкие кусочки!

 - Что? - сказал ветродуй. - Мы пленники? Ну уж нет! А вот вам придётся поплясать в воздухе.

 Зажал он одну ноздрю да как начал дуть из другой на кавалерию, так оба полка и разлетелись кто куда, в разные стороны, закружились в воздухе, поднялись к самому синему небу и скрылись за горами. А начальник их запросил пощады.

 - Я храбрый солдат, девять раз был ранен на войне и не заслуживаю такого позора! - крикнул он сверху.

 Тогда ветродуй сжалился, стал дуть потише, так, чтобы тот не сразу упал, а постепенно спустился на землю, а потом сказал ему:

 - Ступай теперь к своему королю и скажи ему, пусть присылает ещё кавалерии, да побольше. Уж очень охота мне заставить их всех поплясать в воздухе!

 Услыхал это король и решил:

 - Видно, и впрямь есть в этих парнях какая-то сила. Пусть себе уходят.

 И вот вернулись шестеро со своим богатством домой, разделили его между собой поровну и стали жить себе припеваючи.

Семеро храбрецов

Однажды собрались вместе семеро храбрецов. Первого звали Шульц, второго - Якли, третьего - Марли, четвёртого - Эргли, пятого - Михель, шестого - Ганс, седьмого - Вейтли. Собрались они и решили пойти по белу свету побродить, приключений поискать, большими подвигами прославиться. Задумали храбрецы вооружиться, чтобы смелее быть, и заказали себе копьё. Правда, только одно, но зато очень длинное и крепкое. Все семеро ухватились за это копьё и пошли. Впереди всех Шульц - самый сильный и храбрый, а за ним по порядку все остальные и позади всех - Вейтли.

Шли они как-то раз лугом. Вдруг поблизости за кустом пролетел с жужжаньем шершень. Шульц до того напугался, что чуть копьё не выронил.

- Слышите? Слышите? Ведь это барабан бьёт! - крикнул он.

- Да, да, что-то здесь неладно, - сказал Якли, - я чувствую, тут пахнет порохом.

Видно, ему что-то в нос попало. Услыхал это Шульц и пустился бежать. Мигом перескочил через ограду, да и спрыгнул прямо на зубья граблей, которые валялись там после уборки сена. А грабли-то как перевернутся да как стукнут ручкой ему по лбу!

- Ой! Ой! Я сдаюсь, сдаюсь! Берите меня в плен! - завопил Шульц.

Остальные шестеро тоже все закричали:

- Раз ты сдаёшься, и я сдаюсь! Раз ты сдаёшься, и я сдаюсь!

Но тут увидели они, что нет никакого врага и никто не собирается брать их в плен. Поняли храбрецы, что ошиблись. А чтобы люди не стали над ними насмехаться, они дали друг другу клятву до тех пор молчать об этом происшествии, пока кто-нибудь не проговорится случайно. И пошли дальше.

Спустя несколько дней проходили они полем. А там сидел заяц и дремал на солнышке. Поставил косой торчком уши, вытаращил большие, блестящие, как стеклянные бусы, глаза и сидит себе. Увидали храбрецы этого дикого и свирепого зверя, ужасно перепугались и стали совет держать, как от такой опасности избавиться.

"Если мы побежим от него, - думали они, - то это чудовище погонится за нами и проглотит всех целиком". И они решили: "Смелость города берёт! Надо вступить в опасный бой со зверем".

И все семеро схватились за копьё. Шульц впереди всех, Вейтли - позади. Шульц хотел было придержать копьё, но Вейтли совсем расхрабрился за спинами товарищей, стал нажимать на копьё и воскликнул:

- А ну, смелее все вперёд!

А трусов пусть погибель ждёт!

Тогда Ганс хотел над ним подшутить и сказал:

- Болтать умеешь хоть куда,

А в деле позади всегда.

Вдруг Марли пришла в голову хорошая мысль, и он воскликнул:

- Ступай-ка, Вейтли, впереди

И всех нас за собой веди!

Но Вейтли не обратил на эти слова никакого внимания, и за него ответил Якли:

- Ну нет, пускай нас Шульц ведёт:

Он наш вожак - ему почёт!

Тогда Шульц осмелел и торжественно воскликнул:

- Вперёд, друзья! Дракона бей!

Докажем, что мы всех смелей!

И вот они все двинулись на дракона. И уж как желал Шульц, чтобы какой-нибудь случай избавил их от этого боя! Но ничего не случилось, и они всё ближе и ближе подходили к врагу. Не выдержал тут Шульц и от страха громко завопил:

- Улю-лю! Улю-лю! Улю-лю, лю-лю, лю-лю!

Заяц проснулся от крика, испугался, прыгнул да и был таков.

Увидал это Шульц и радостно воскликнул:

- Тьфу, Вейтли! Что-то ты заврался.

Дракон-то зайцем оказался!

Пошли семеро храбрецов дальше искать приключений. И пришли они к болоту. Болото было очень глубокое и всё заросло мхом и зелёной осокой. А моста через него не было. Храбрецы остановились и не знают, как им через болото перебраться. По ту сторону болота стоял человек.

- Как бы это нам перебраться на тот берег? - крикнули ему храбрецы.

Тот не расслышал и спросил:

- Как, как?

А Шульцу показалось, что он говорит: "Так, так".

Он и решил, что, значит, не опасно и можно вброд перейти через болото. Шульц пошёл, как всегда, первым. Но едва сделал он несколько шагов, его и затянуло в болото - только одна шляпа осталась.

Уселась на шляпу лягушка и квакает себе:

- Ква, ква, ква!

А шляпу несёт да несёт ветром прямо к тому берегу.

Услыхали храбрецы кваканье и говорят:

- Это наш товарищ Шульц зовёт нас. Почему бы нам не пойти за ним? Если он переплыл, так и мы сумеем.

Попрыгали храбрецы в болото, да тут же все и утонули.

Бременские музыканты

Много лет тому назад жил на свете мельник. И был у мельника осёл хороший осёл, умный и сильный. Долго работал осёл на мельнице, таскал на спине кули с мукой и вот наконец состарился.

Видит хозяин: ослабел осёл, не годится больше для работы и выгнал его из дому.

Испугался осёл: "Куда я пойду, куда денусь? Стар я стал и слаб". А потом подумал: "Пойду-ка я в Бремен и стану там уличным музыкантом". Так и сделал. Пошел в город Бремен.

Идёт осёл по дороге и кричит по-ослиному. И вдруг видит: лежит на дороге охотничья собака, язык высунула и тяжело дышит.

-Отчего ты так запыхалась, собака? спрашивает осёл. Что с тобой? Устала, говорит собака, бежала долго, вот и запыхалась.

-Что ж ты так бежала, собака? спрашивает осёл.

-Ах, осёл, говорит собака, пожалей меня! Жила я у охотника, долго жила. По полям и болотам за дичью для него бегала, а теперь стара стала, для охоты больше не гожусь, и задумал мой хозяин убить меня. Вот я и убежала от него, а что дальше делать, не знаю.

-Пойдём со мной в город Бремен, отвечает ей осёл, сделаемся там уличными музыкантами. -Лаешь ты громко, голос у тебя хороший. Ты будешь петь и в барабан бить, а я буду петь и на гитаре играть.

-Что ж, говорит собака, пойдем.

Пошли они вместе. Осёл идёт кричит по-ослиному, собака идёт лает по-собачьи. Шли они, шли и вдруг видят: сидит на дороге кот, печальный сидит, невесёлый.

-Что ты такой невесёлый? спрашивает собака.

-Ах, говорит кот, пожалейте вы меня, осёл и собака! Жил я у своей хозяйки, долго жил, ловил крыс и мышей. А теперь вот стар стал и зубы у меня притупились. Видит хозяйка: не могу я больше мышей ловить и задумала меня утопить в речке. Я и убежал из дому. А что дальше делать, как прокормиться, не знаю.

Осёл ему отвечает:

-Пойдём с нами, кот, в город Бремен, станем там уличными музыкантами. Голос у тебя хороший, ты будешь петь и на скрипке играть, собака петь и в барабан бить, а я петь и на гитаре играть.

-Что ж, говорит кот, пойдем.

Пошли они вместе. Осёл идёт кричит по-ослиному, собака идёт лает по-собачьи, кот идёт мяукает по-кошачьи. Шли они, шли. Проходят мимо одного двора и видят: сидит на воротах петух и кричит во все горло: "Ку-ка-ре-ку".

-Ты что, петушок, кричишь? спрашивает его осёл.

-Что с тобой случилось? спрашивает его собака.

-Может, тебя кто обидел? спрашивает кот.

-Ах, говорит петух, пожалейте вы меня, осёл, собака и кот! Завтра к моим хозяевам гости приедут. Вот и собираются мои хозяева зарезать меня и сварить из меня суп. Что мне делать?

Отвечает ему осёл:

-Пойдём, петушок, с нами в город Бремен и станем там уличными музыкантами. Голос у тебя хороший, ты будешь петь и на балалайке играть, кот будет петь и на скрипке играть, собака петь и в барабан бить, а я петь и на гитаре играть.

-Что ж, говорит петух, пойдем. Пошли они вместе.

Осёл идёт кричит по-ослиному, собака идёт лает по-собачьи, кот идёт мяукает по-кошачьи, петух идёт кукарекает. Шли они, шли, и вот настала ночь. Осёл и собака легли под большим дубом, кот сел на ветку, а петух взлетел на самую верхушку дерева и стал оттуда смотреть по сторонам. Смотрел, смотрел и увидел: светится невдалеке огонёк.

-Огонёк светится! кричит петух.

Осёл говорит:

-Надо узнать, что это за огонёк. Может быть, поблизости дом стоит.

Собака говорит:

-Может, в этом доме мясо есть. Я бы поела.

Кот говорит:

-Может, в этом доме молоко есть. Я бы попил.

А петух говорит:

-Может, в этом доме пшено есть. Я бы поклевал.

Встали они и пошли на огонёк. Вышли на поляну, а на поляне дом стоит, и окошко в нем светится. Осёл подошёл к дому и заглянул в окошко.

-Что ты там видишь, осёл? спрашивает петух.

-Вижу я, отвечает осёл, сидят за столом разбойники, едят и пьют.

-Ох, как есть хочется! сказала собака.

-Ох, как пить хочется! сказал кот.

-Как бы нам разбойников из дома выгнать? сказал петух.

Думали они, думали и придумали.

Осёл тихонько поставил передние ноги на подоконник, собака взобралась на спину ослу, кот вскочил на спину собаке, а петух взлетел на голову коту.

И тут они разом закричали:

-осёл по-ослиному,
-собака по-собачьи,
-кот по-кошачьи,
-а петух закукарекал.

Закричали они и ввалились через окно в комнату.

Испугались разбойники и убежали в лес.

А осёл, собака, кот и петух сели вокруг стола и принялись за еду.

Ели-ели, пили-пили наелись, напились и спать легли.

Осёл растянулся во дворе на сене, собака улеглась перед дверью, кот свернулся клубком на тёплой печи, а петух взлетел на ворота.

Потушили они огонь в доме и заснули.

А разбойники сидят в лесу и смотрят из чащи на свой дом.

Видят: огонь в окошке погас, темно стало.

И послали они одного разбойника посмотреть, что в доме делается. Может, зря они так испугались.

Подошёл разбойник к дому, отворил дверь, зашел на кухню. Глядь: а на печи два огонька горят. "Наверное, то угли, подумал разбойник. Вот я сейчас лучинку разожгу".

Ткнул он в огонёк лучинкой, а это был кошачий глаз.

Рассердился кот, вскочил, зафыркал, да как цапнет разбойника лапой, да как зашипит!

Разбойник в дверь. А тут собака его за ногу схватила. Разбойник во двор. А тут его осёл копытом лягнул.

Разбойник в ворота. А с ворот петух как закричит:

-Ку-ка-ре-ку!

Кинулся разбойник со всех ног в лес. Прибежал к своим товарищам и говорит:

Беда! В нашем доме поселились страшные великаны. Один мне своими длинными пальцами в лицо вцепился, другой мне ножом ногу порезал, третий меня по спине дубиной стукнул, а четвертый закричал мне вслед: "Держи вора!"

Ох, сказали разбойники, надо нам отсюда поскорее уходить!

И ушли разбойники из этого леса навсегда.

А бременские музыканты осёл, собака, кот и петух остались жить у них в доме да поживать.

Королёк

Это было очень-очень давно. Вздумалось птицам избрать себе короля, чтобы он правил ими. Птицы хотели хорошенько обсудить это важное дело. Слетелись они со всех концов, изо всех лесов и полей. Тут были и орёл, и зяблик, и сова, и ворона, и жаворонок, и воробей... Да разве всех перечтёшь? Прилетела и самая крошечная пичужка, у которой даже и имени-то не было. И постановили птицы, что королём будет тот, кто сможет взлететь выше всех. Решили начать состязание прямо с раннего утра, чтобы потом никто не говорил: “Я поднялся бы ещё выше, но стало очень темно, и потому я не смог”.

И вот все птицы полетели. Захлопали, зашумели крылья. Над полем поднялись целые клубы пыли, и стало так темно, будто налетела чёрная туча.

Маленькие птички вскоре выбились из сил и попадали на землю. Большие птицы выдержали подольше. Но ни одна из них не могла сравняться с орлом: он взлетел так высоко, что мог бы даже солнцу глаза выклевать. Увидел орёл, что все птицы остались далеко внизу, и подумал: “Зачем мне лететь ещё выше? Я и так буду королём”. И он стал спускаться. А все птицы в один голос кричали ему снизу:

– Ты – наш король! Ты взлетел выше всех!

– Кроме меня! – пискнула маленькая безымянная пичужка, которая спряталась в перьях на груди орла.

Она вылетела оттуда и стала подниматься всё выше и выше. А так как всё время, пока орёл летел, она отдыхала, то и поднялась теперь выше самого орла. А потом сложила крылышки, спустилась камешком вниз и крикнула:

– Король-то я! Король-то я!

– Ты – наш король?! – сердито закричали на неё все птицы. – Ну нет! Ты добилась победы только плутовством и хитростью.

И они поставили новое условие: королём будет тот, кто сумеет глубже всех уйти под землю.

Какой же тут начался переполох! Широкогрудый гусь спешил поскорей выбраться из пруда на землю. Петух изо всех сил торопился выкопать ямку. Утке досталось больше всех. Она спрыгнула в канаву, да сломала себе лапку и заковыляла обратно к пруду. И по дороге всё крякала:

– Кря, кря, кря! Всё зря, зря, зря!

А безымянная пичужка отыскала мышиную норку, юркнула в неё, да и кричит оттуда тоненьким голоском:

– Король-то я! Король-то я!

– Ты – наш король?! – закричали на неё птицы. – Напрасно ты думаешь, что твоя хитрость поможет тебе!

И они решили наказать птичку и не выпускать её из мышиной норки. “Пусть, – думают, – она умрёт там с голоду”.

А сторожить норку поставили сову. Так как уже наступил вечер, а птицы очень устали от состязаний, то все они разлетелись по своим гнёздышкам. Только одна сова осталась у мышиной норки и не сводила с неё глаз. Но она тоже очень устала и потому подумала: “Закрою-ка я один глаз, а другим буду следить. Злодейка и так не ускользнёт от меня”. Закрыла она один глаз, а другим пристально уставилась на норку. Только было высунула пичужка головку из норки и хотела уже улизнуть, а сова тут как тут. Пришлось птичке спрятаться обратно.

Потом сова закрыла тот глаз, который был до сих пор открыт, и открыла другой. Так она и хотела делать всю ночь.

Но вот случилось, что закрыла сова один глаз, а другой-то забыла открыть. А как только закрыла сова оба глаза, так и заснула.

 

Пленница сейчас же это заметила и поскорей упорхнула.

С тех пор, как только завидят птицы сову, так и набрасываются на неё. Потому-то сова и боится показываться среди бела дня, а вылетает только по ночам. Да и маленькая хитрая пичужка тоже не особенно охотно показывается на глаза птицам. Она боится, как бы они не свернули ей голову, и поэтому всегда старается прошмыгнуть поближе к заборам, где растёт крапива.

А когда она чувствует себя в полной безопасности, то иногда кричит:

– Я король! Я король!

И за это птицы в насмешку прозвали её корольком и крапивником.

Лиса и гуси

Шла как-то раз лиса лугом, а на лугу сидело рядком целое стадо хороших, жирных гусей. Увидала лиса гусиное стадо и обрадовалась.

- Вот что значит вовремя придти! - сказала она гусям. - Вы так удобно уселись, что мне остаётся только съесть вас всех, одного за другим.

Испугались гуси. Вскочили они с места, захлопали крыльями, загоготали жалобно, стали просить лису о пощаде.

Но лиса и слушать не хотела:

- Нет, нет, не кричите зря! Всё равно я вас съем. Тогда один из гусей набрался храбрости и сказал:

- Раз уж нам, несчастным, придётся погибнуть, позволь нам перед смертью последнюю песенку спеть. А как споём мы песенку, опять сядем все в ряд, чтобы тебе удобнее было выбирать самых жирных из нас.

- Ну что ж, просьба невелика. Пойте, я, так и быть, подожду, - согласилась лиса. Вот первый гусь и начал:

- Га-га-га!

Второй не стал дожидаться, пока он кончит, и принялся ему подтягивать:

- Га-га-га! Га-га-га!

А за ним загоготал и третий гусь, и четвёртый... И, наконец, все остальные гуси затянули своё "га-га-га".

Так они и гогочут до сих пор. А лиса всё ждёт Придётся и нам подождать. Допоют гуси свою песню - тогда и узнаем, чем сказка кончилась.

Бабушка метелица

У одной вдовы было две дочери: родная дочка и падчерица. Родная дочка была ленивая да привередливая, а падчерица - хорошая и прилежная. Но мачеха её не любила и заставляла делать всю тяжёлую работу. Бедняжка целыми днями сидела на улице у колодца и пряла. Она так много пряла, что все пальцы у неё были исколоты до крови.

Вот как-то раз девочка заметила, что её веретено испачкано кровью. Она хотела его обмыть и наклонилась над колодцем. Но веретено выскользнуло из рук и упало в колодец. Девочка горько заплакала, побежала к мачехе и рассказала ей о своей беде.

- Ну что ж, сумела уронить - сумей и достать, - ответила мачеха.

Девочка не знала, что ей делать, как достать веретено. Она пошла обратно к колодцу, да с горя и прыгнула в него. У неё сильно закружилась голова, и она даже зажмурилась от страха. А когда она снова открыла глаза, то увидела, что стоит на прекрасном зелёном лугу, а вокруг множество цветов и светит яркое солнышко.

Пошла девочка по этому лугу и видит - стоит печка, полная хлебов.

- Девочка, девочка, вынь нас из печки, а то мы сгорим! - закричали ей хлебы.

Девочка подошла к печке, взяла лопату и вынула один за другим все хлебы.

Пошла она дальше, видит - стоит яблоня, вся усыпанная спелыми яблоками.

- Девочка, девочка, стряхни нас с дерева, мы уже давно созрели! - закричали ей яблоки.

Девочка подошла к яблоне и так стала её трясти, что яблоки дождём посыпались вокруг. Она трясла до тех пор, пока на ветках ни одного яблочка не осталось. Потом девочка собрала все яблоки в кучку и пошла дальше.

И вот пришла она к маленькому домику, и вышла из этого домика к ней навстречу старушка. У старушки были большие-пребольшие зубы! Девочка очень испугалась и хотела убежать. Но старушка крикнула ей:

- Не бойся, милая девочка! Останься-ка лучше у меня да помоги мне в хозяйстве. Если ты будешь прилежна и трудолюбива, я щедро награжу тебя. Только ты должна так взбивать мою перину, чтобы из неё пух летел. Я ведь Метелица, и когда из моей перины летит пух, то у людей на земле снег идёт.

Услыхала девочка, как приветливо говорит с ней старушка, и осталась. Она очень старалась угодить Метелице своей работой и взбивала перину так, что пух летел вокруг, будто снежные хлопья. Старушка полюбила прилежную девочку, всегда была с ней ласкова, и девочке жилось у Метелицы гораздо лучше, чем дома.

Но вот пожила она сколько-то времени и стала тосковать. Сначала она и сама не знала, почему тоскует, А потом поняла, что соскучилась о родном доме. Пошла она тогда к Метелице и сказала:

- Мне очень хорошо у вас, бабушка, но я так соскучилась о своих! Можно мне пойти домой?

- Это хорошо, что ты соскучилась по дому, значит у тебя доброе сердце, - сказала Метелица. - А за то, что ты мне так прилежно помогала, я сама провожу тебя наверх.

Она взяла девочку за руку и привела её к большим воротам. Ворота широко распахнулись, и когда девочка проходила под ними, на неё полил золотой дождь, и она вся покрылась золотом.

- Это тебе за то, что ты так прилежно работала, - сказала бабушка Метлица и подала девочке её веретено.

Ворота закрылись, девочка очутилась на земле и увидела свой дом. На колодце возле дома сидел петух. Увидел он девочку и закричал:

 

- Ку-ка-ре-ку! Смотри, народ!

Наша девочка вся в золоте идёт!

Увидали мачеха с дочкой, что девочка вся в золоте, и встретили её очень ласково, начали расспрашивать. Девочка рассказала им обо всём, что с ней было.

Вот мачеха и захотела, чтобы её родная дочка, ленивица, тоже разбогатела. Она дала ленивице веретено и послала её к колодцу. Ленивица уколола себе нарочно палец о колючки шиповника, измазала веретено кровью и бросила его в колодец. А потом и сама прыгнула туда. Она тоже, как её сестра, попала на зелёный луг и пошла по дорожке. Увидели её хлебы и закричали:

- Девочка, девочка, вынь нас из печки, а то мы сгорим!

- Очень надо мне пачкать руки! - отвечала им ленивица и пошла дальше.

Проходила она мимо яблони, яблоки крикнули ей:

- Девочка, девочка, стряхни нас с дерева, мы уже давно созрели!

- Нет, нет, не стряхну! А то ещё какое-нибудь из вас упадёт мне на голову, - отвечала ленивица и пошла дальше.

Пришла ленивая девочка к Метелице и ничуть не испугалась её длинных зубов. Ведь сестра уже рассказала ей, что старушка совсем не злая.

Вот и стала ленивица жить у бабушки Метелицы. В первый день она ещё скрывала свою лень и делала, что ей велела старушка. Уж очень хотелось ей получить награду! Но на второй день она начала лениться, а на третий даже встать утром с постели не захотела, Она совсем не заботилась о перине Метелицы и взбивала её так плохо, что из неё не вылетало ни одного пёрышка. Бабушке Метелице очень не понравилась ленивая девочка.

- Пойдём, я отведу тебя домой, - сказала она через несколько дней ленивице.

Ленивица обрадовалась и подумала: "Наконец-то и на меня золотой дождь польётся!"

Привела её Метелица к большим воротам, но когда ленивица проходила под ними, на неё не золото посыпалось, а вылился целый котёл чёрной смолы.

- Вот, получай за свою работу! - сказала Метелица, и ворота закрылись.

Петух увидел, какая ленивица стала чумазая, взлетел на колодец и закричал:

 - Ку-ка-ре-ку! Смотри, народ!

Вот замарашка к нам идёт!

Мылась, мылась ленивица - никак не могла отмыть смолу. Так она и стала с тех пор замарашкой. 

Храбрый портняжка

 

В одно прекрасное летнее утро на столе у своего окна сидел портняжка. Он был весел, доволен и работал изо всех сил.

 А в это время на улице появилась торговка.

 - Варенье! Варенье! Хорошее варенье! - кричала она.

 Портняжка обрадовался. Он высунул в окошко голову и крикнул:

 - Сюда, сюда, милая тётушка! Здесь вы живо продадите свой товар!

 Женщина поднялась с тяжёлой корзиной к портняжке на верхний этаж. Он заставил её открыть все горшки, долго осматривал их, взвешивал на руках, нюхал и наконец сказал:

 - Варенье, кажется, хорошее. Отвесьте-ка мне, милая тётушка, восьмушку - или, пожалуй, даже целую четверть фунта.

 Торговка, которая надеялась продать много варенья, отвесила ему четверть фунта и ушла, сердито ворча. А портняжка отрезал огромный ломоть хлеба и намазал его вареньем.

 - Это, должно быть, очень вкусно, - сказал он, - но, прежде чем закусить, я должен дошить куртку.

 Он положил хлеб возле себя и опять принялся за шитьё. А стежки от радости выходили у него всё крупнее и крупнее.

 Между тем мухи, сидевшие на стенах, почуяли запах варенья и слетелись на хлеб.

 - Кто вас сюда звал? - закричал портняжка и стал гнать непрошеных гостей.

 Но мухи не понимали человеческого языка и налетали целыми стаями. Тут у портняжки, как говорится, лопнуло терпение.

 - Погодите, вот я вас! - закричал он, схватил тряпку и нанёс мухам жестокий удар.

 Когда он поднял тряпку, на столе лежало, вытянув лапки, целых семь убитых мух.

 - Вот какой я молодец! - воскликнул портняжка, сам дивясь своей отваге. - Об этом должен узнать весь город.

 И портняжка быстро скроил себе пояс, сшил его и вышил на нём большими буквами:

 Одним ударом семерых!

 Сердце портняжки запрыгало от радости.

 - Что город! - сказал он. - Пусть весь мир узнает, какой я храбрый!

 Он надел пояс и решил отправиться в дальние страны. Мастерская теперь казалась ему слишком тесной для его доблести.

 Прежде чем пуститься в путь, он обшарил весь дом, разыскивая себе что-нибудь съестное на дорогу. Но не нашёл ничего, кроме куска сыру, который и положил в карман.

 У ворот в кустах портняжка заметил запутавшуюся в силках птичку, схватил её и тоже сунул в карман. Потом портняжка весело пустился в путь. Он был лёгок и проворен и поэтому не чувствовал ни малейшей усталости.

 Дорога привела портняжку к горе. Он взобрался на самую вершину и увидел там огромного великана, который спокойно сидел и поглядывал вокруг.

 Портняжка храбро подошёл к нему и преважно сказал:

 - Здорово, приятель! Послушай-ка: чего ты сидишь здесь? Я вот задумал постранствовать по свету, попытать счастья. Хочешь, пойдём вместе?

 Великан презрительно посмотрел на портняжку и сказал:

 - Эх ты, малыш! Жалкий человечишка!

 - Как бы не так! - ответил портняжка. Он расстегнул кафтан и показал великану свой пояс:

 - Вот, прочти-ка, что я за человек.

 Великан прочёл:

 Одним ударом семерых!

 Он подумал, что речь идёт о врагах, которых убил портной, и почувствовал некоторое почтение к маленькому человечку.

 Но великан захотел всё-таки испытать портняжку. Он поднял камень и так сдавил его в руке, что из камня закапала вода.

 - Ну-ка, сделай так, если ты такой сильный! - сказал он.

 - Только-то? - воскликнул портняжка. - Да это для нас забава!

 Он вытащил из кармана мягкий сыр и сжал его в руке: сок так и полился.

 - Ну что, - сказал он, - это, пожалуй, почище твоего будет?

 Великан не знал, что и сказать. Он никак не ожидал этого от маленького человечка и не верил собственным глазам.

 Тогда великан взял камень и подбросил так высоко, что его едва было видно.

 - Ну-ка, малыш, сделай ты так!

 - Славно брошено, - сказал портняжка. - Но твой камень всё-таки упал обратно на землю, а я так брошу, что мой совсем и не вернётся.

 Он вытащил из кармана птичку и подбросил её вверх. Обрадованная птичка быстро взвилась в высоту и, конечно, не вернулась.

 - Ну, как тебе нравится такой фокус, приятель? - спросил портняжка.

 - Бросать ты умеешь, - сказал великан. - А вот посмотрим, можешь ли ты нести что-нибудь тяжёлое.

 Он подвёл портняжку к огромному срубленному дубу, который лежал на земле, и сказал:

 - Если ты так силён, помоги мне вынести это дерево из лесу.

 - С удовольствием! - ответил портняжка. - Ты возьми на плечи только ствол, а я подниму и понесу сучья и ветви - это ведь будет потяжелее.

 Великан взвалил себе на плечи ствол, а портной уселся на сучке. И великану, который не мог обернуться, пришлось тащить всё дерево да ещё портняжку в придачу.

 Портняжке было очень приятно там, наверху, и он насвистывал весёлую песенку, как будто таскать деревья было для него детской забавой.

 А великан протащил немного огромную тяжесть, не выдержал и закричал:

 - Слушай, я сейчас брошу!

 Портной проворно соскочил с дерева, подхватил ветви обеими руками, как будто всё время нёс их, и сказал великану:

 - Ты такой большой, а не можешь одно дерево нести!

 Пошли они дальше. Великан увидел вишнёвое дерево, ухватил его за верхушку, пригнул и дал подержать портняжке. Тот хотел было полакомиться спелыми вишнями, да не мог удержать дерево. Как только великан отпустил ветку, вишня выпрямилась и подбросила портного вверх.

 Когда он благополучно спустился на землю, великан сказал:

 - Что это, неужели у тебя не хватает сил удержать такой прутик?

 - Сил-то хватает! - ответил портняжка. - Что это значит для человека, который убивает одним ударом семерых! Я перепрыгнул через дерево просто потому, что внизу охотники стреляют по кустам. А ну, прыгни-ка ты так!

 Великан попробовал, но не мог перепрыгнуть через дерево и повис на ветвях. Портняжка и тут одержал верх.

 - Ну, раз ты такой молодец, пойдём ночевать к нам в пещеру, - сказал великан.

 Портняжка с радостью согласился и пошёл с великаном.

 В пещере сидели у огня великаны и ели; у каждого в руках был жареный баран.

 Портняжка огляделся вокруг и подумал: "Здесь гораздо просторнее, чем в моей мастерской".

 Великан предложил портняжке лечь на кровать и выспаться как следует.

 Но кровать была слишком велика для портняжки. Он не лёг на неё, а забрался в какой-то уголок и заснул.

 Когда настала полночь, великан встал, схватил железный лом и одним ударом расколол надвое кровать.

 Он был уверен, что на ней спит портной и что теперь он наконец уничтожил этого прыгуна.

 Рано утром великаны ушли в лес и совсем позабыли о портняжке. Вдруг смотрят - а он идёт им навстречу весёлый и здоровый. Великаны испугались, что он изобьёт их всех до смерти, и в ужасе разбежались.

 Портняжка пошёл дальше. Он шёл всё прямо и на конец пришёл к королевскому дворцу. Портняжка очень устал, недолго думая растянулся прямо на траве и заснул.

 Пока он спал, вокруг него собрался народ. Люди стали разглядывать портняжку и прочли на его поясе надпись:

 Одним ударом семерых!

 - Ах, - сказали они, - что же нужно этому великому воину здесь, в нашем мирном королевстве?

 Они отправились к королю, сообщили ему обо всём и сказали, что этого человека нельзя упустить: он будет полезен в случае войны.

 Королю понравился совет. Он приказал одному из своих придворных пойти к портняжке и, как только он проснётся, предложить ему поступить к королю на военную службу.

 Посланный стоял возле портняжки и долго ждал, пока тот спал да пока просыпался, а потом ещё потягивался и протирал глаза.

 Портняжка выслушал королевское предложение и сказал:

 - Да я именно для этого и прибыл и готов немедленно поступить на королевскую службу.

 Его приняли с большим почётом, но королевские воины очень невзлюбили портняжку и мечтали, чтобы его услали куда-нибудь за тридевять земель.

 - Что будет, - говорили они между собой, - если мы когда-нибудь поссоримся с ним и он бросится на нас? Ведь тогда погибнет сразу семеро. Уж тут ни кто из нас не уцелеет.

 Они решили все вместе идти к королю и просить отставки.

 - Мы не можем равняться с человеком, который убивает одним ударом семерых, - говорили они.

 Король не хотел ради одного лишиться всех своих верных слуг и решил избавиться от портняжки, но не знал, как это сделать. Он боялся, что портняжка рассердится, уничтожит его вместе со всем войском и захватит трон.

 Король долго размышлял об этом и наконец придумал. Он велел передать портняжке, что ему, как великому воину, король даёт важное поручение.

 В одном из лесов королевства поселились два великана; они причиняют огромные бедствия своими грабежами и разбоями, поджогами и убийствами. Никто не может приблизиться к ним, не рискуя жизнью. Портняжка должен убить этих двух великанов, и тогда король выдаст за него замуж свою единственную дочь и даст ей в приданое половину королевства. В помощь себе портняжка может взять сто рыцарей.

 "Недурно для такого человека, как я! - подумал портняжка. - Прекрасная принцесса и половина королевства - это нам не каждый день предлагают!"

 И он сказал в ответ:

 - О да, великанов я усмирю, а сотни рыцарей мне не нужно. Кто одним ударом побивает семерых, тому нечего бояться двоих.

 Портняжка отправился в поход, а сто рыцарей всё же последовали за ним.

 Когда они приехали на опушку леса, портняжка сказал своим спутникам:

 - Оставайтесь здесь, я сам управлюсь с великанами.

 Он юркнул в лес и стал осматриваться по сторонам.

 Вскоре он увидел обоих великанов. Они спали и так храпели, что деревья гнулись.

 Портняжка поскорее набрал полные карманы камней и взобрался на то дерево, под которым спали великаны.

 Он уселся на самой верхушке, как раз над головами великанов, и стал бросать камни на грудь одному из них.

 Великан долго не чувствовал этого; наконец он проснулся, толкнул своего товарища в бок и сказал:

 - Чего ты дерёшься?

 - Это тебе приснилось, - сказал другой, - я и не думал тебя бить.

 Они опять уснули. Тогда портняжка стал бросать камни на другого великана.

 - Что это значит! - закричал другой. - Чем это ты в меня кидаешь?

 - Ничем я в тебя не кидаю! - сердито проворчал первый.

 Они немного поспорили между собой, но скоро успокоились и опять уснули.

 А портняжка снова принялся за своё. Он выбрал самый крупный камень и изо всех сил бросил его на грудь первому великану.

 - Ну, это уж слишком! - закричал тот, вскочил, как безумный, и так ударил своего приятеля, что он закачался; другой отплатил той же монетой.

 Тут великаны совсем рассвирепели. Они стали вырывать с корнями деревья и колотили ими друг друга до тех пор, пока оба не свалились замертво.

 Тогда портняжка спрыгнул на землю.

 - Счастье ещё, - сказал он, - что они не вырвали того дерева, на котором я сидел! А то мне пришлось бы, как белке, перескакивать на другое. Ну, да ничего, мы люди проворные.

 Он вынул свой меч и нанёс великанам несколько ударов в грудь.

 Потом он вышел к рыцарям и сказал:

 - Дело сделано: я прикончил обоих. Нелегко это мне далось, но когда за дело возьмётся человек, который одним ударом убивает семерых, тут уж не отвертишься.

 - А вы не ранены? - спросили рыцари.

 - Нет, всё обошлось благополучно, - отвечал портняжка: - они у меня и волоса на голове не тронули.

 Рыцари не хотели верить ему и поехали в лес. Там они нашли мёртвых великанов, а вокруг валялись вырванные с корнем деревья.

 Портняжка потребовал от короля обещанной награды. Но тот уже раскаивался в данном обещании и опять думал о том, как избавиться от этого опасного героя.

 - Прежде чем получить мою дочь и половину королевства, - сказал король, - ты должен совершить ещё один подвиг. В лесу живёт единорог, который причиняет нам большой вред. Ты должен поймать его.

 - Единорога я боюсь ещё меньше, чем великанов, - ответил портняжка. - Семерых одним ударом - вот моё дело.

 Он взял с собой верёвку да топор и пошёл в лес, а рыцарям, которые были даны ему в помощь, опять велел подождать на опушке.

 Ему не пришлось долго искать единорога. Единорог сейчас же выскочил из чащи, бросился прямо на портняжку и хотел пронзить его своим рогом.

 - Потише, потише! - сказал портняжка. - Так быстро это не делается.

 Он остановился и подождал, а когда зверь был уже совсем близко, проворно отскочил за дерево. Единорог изо всей силы бросился на дерево и так крепко вонзил свой рог в ствол, что уже никак не мог вытащить его.

 - Ну, попалась птичка! - сказал портняжка, вышел из-за дерева, накинул единорогу верёвку на шею, потом отрубил ему топором рог, который торчал в дереве, и повёл зверя к королю.

 Но король не хотел и теперь давать ему обещанную награду и поставил ещё одно условие: прежде чем жениться на королевне, портняжка должен был с помощью охотников поймать дикого кабана, который жил в лесу и причинял много вреда.

 - С удовольствием! - ответил портной. - Это для нас детская забава.

 Охотников он не взял с собой в лес, и они были очень довольны этим. Кабан уже несколько раз оказывал им такой приём, что им совсем не хотелось вновь встречаться с ним.

 Когда кабан увидел портняжку, он бросился на него, грозно оскалив клыки, и хотел сбить его с ног. Но проворный герой шмыгнул в часовню, которая находилась поблизости, и сейчас же выскочил оттуда через маленькое окошко с другой стороны.

 Кабан бросился за ним, а портняжка обежал вокруг часовни и захлопнул дверь.

 Разъярённый зверь был пойман. Ведь он был слишком тяжёл и неуклюж и не мог выскочить в окно.

 Портняжка позвал охотников, чтобы они собственными глазами увидели пойманного зверя. А сам отправился к королю. Король теперь волей-неволей вынужден был выполнить обещание и отдать ему свою дочь и половину королевства.

 Если бы король знал, что перед ним не великий воин, а простой портняжка, он бы ещё больше огорчился.

 Свадьба была отпразднована с большой пышностью, да с малой радостью, и портной стал королём.

 Немного спустя как-то ночью молодая королева услышала, как её муж сказал во сне:

 - Эй, малый, сшей-ка куртку да заштопай штаны, а не то я отколочу тебя аршином!

 Тогда она поняла, что молодой король был простым портным, и на другое утро пожаловалась отцу и просила избавить её от такого мужа.

 Король успокоил её и сказал:

 - В следующую ночь оставь дверь в свою спальню незапертой. Мои слуги будут стоять у дверей, и как только твой муж уснёт, они свяжут его и отнесут на корабль, который увезёт его в дальние страны.

 Королева очень обрадовалась.

 Но королевский оруженосец всё слышал и рассказал портняжке.

 Вечером портняжка улёгся в обычное время в постель. Когда королеве показалось, что он уже уснул, она встала, открыла дверь и опять легла.

 А портняжка, который только притворялся, что спит, стал кричать громким голосом:

 - Эй, малый, сшей-ка куртку и заштопай штаны, а не то я отколочу тебя аршином! Я прикончил семерых одним ударом, убил двух великанов, привёл из лесу единорога, поймал дикого кабана. Мне ли бояться тех, что стоят там, за дверью!

 Слуги услышали, что говорит портняжка, страшно испугались и бросились бежать, как будто за ними гналось целое войско.

 С тех пор никто больше не решался тронуть портняжку, и он остался королём до конца своей жизни. 

Заяц и ёж

 Эту историю почему-то считают выдумкой, а между тем в ней всё - истинная правда. Мой дедушка, рассказывая её мне, каждый раз говорил:

 - Конечно, это было на самом деле, а иначе разве я стал бы об этом рассказывать?

 А история вот какая.

 Это было в одно воскресное утро летом, как раз когда цвела гречиха. Солнце ярко светило на ясном небе, тёплый утренний ветерок веял над полями. Жаворонки звенели в вышине, пчёлы жужжали в гречихе. Всё живое радовалось, и ёжик тоже.

 Ёж стоял у дверей своего дома, скрестив на груди руки. Он подставлял мордочку тёплому ветерку и напевал песенку - ни плохо, ни хорошо, а именно так, как обычно напевают ежи в погожее воскресное утро.

 Стоял он так да напевал вполголоса и вдруг подумал: "Пока жена моется и наряжается, я мог бы прогуляться по полю и посмотреть, как растёт моя брюква".

 А брюква была посажена тут же, возле его дома. Ёж с семьёй охотно лакомился ею и поэтому считал своей собственностью.

 Сказано - сделано. Ёж закрыл дверь и отправился в поле.

 Он был ещё совсем близко от дома и только собрался обогнуть куст терновника и свернуть к брюквенному полю, как вдруг ему повстречался заяц. Заяц тоже спешил по делам - осмотреть свою капусту.

 Ёж приветливо поздоровался с зайцем и пожелал ему доброго утра.

 Но заяц считал себя знатным барином и был ужасно высокомерен. Он не ответил на поклон ежа, а сказал ему с самым презрительным видом:

 - Как это ты в такую рань уже очутился здесь, в поле?

 - Я вышел погулять, - ответил ёж.

 - Погулять? - засмеялся заяц. - Я думаю, твои ноги не очень-то годятся для прогулок.

 Этот ответ разозлил ежа. Он многое мог стерпеть, но о своих ногах не позволял ничего говорить, потому что они были у него кривые.

 - Ты воображаешь, - сказал ёж, - что от твоих ног больше толку?

 - Я думаю, - ответил заяц.

 - Это ещё надо проверить, - сказал ёж. - Готов поспорить, что если мы побежим наперегонки, я обгоню тебя.

 - Это же курам на смех! - закричал заяц. - Ты - с твоими кривыми ногами! Ну ладно, будь по-твоему: если уж тебе так хочется, бежим хоть сейчас.

 - Нет, нам незачем так спешить, - ответил ёж. - Я ещё ничего не ел. Я зайду домой, немножко закушу и через полчаса буду опять здесь, на этом самом месте.

 Заяц согласился, и ёж ушёл.

 По дороге он рассуждал: "Заяц надеется на свои длинные ноги, но я проведу его. Хоть он и знатный барин, но зато круглый дурак".

 Пришёл ёж домой и сказал своей жене:

 - Собирайся скорее, жена, и пойдём со мной в поле.

 - А что случилось? - спросила жена.

 - Я поспорил с зайцем и буду бегать с ним наперегонки, а ты должна быть свидетелем.

 - Ах, боже мой, ты совсем одурел, муженёк? - закричала на него ежиха. - В своём ли ты уме? Да как ты можешь тягаться с зайцем?

 - Молчи! - сказал ёж. - Это тебя не касается, не вмешивайся в мужские дела. Собирайся, и пойдём.

 Что было делать ежихе! Волей-неволей ей пришлось послушаться.

 По дороге ёж сказал жене:

 - Ну, слушай внимательно. Вон на том поле мы будем бегать. Заяц по одной борозде, а я - по другой. Мы побежим с того конца. Тебе нужно только стоять здесь, в борозде, и, когда заяц прибежит, крикнуть ему: "А я уже здесь!"

 Когда они пришли на пашню, ёж указал жене её место и поспешил на другой конец поля. Заяц был уже там.

 - Можно начинать? - спросил он.

 - Конечно, - ответил ёж.

 Тут они стали каждый в свою борозду. Заяц сосчитал: "Раз, два, три!" - и вихрем понёсся по пашне.

 А ёж пробежал шага три, а потом свернулся в клубок и спокойно улёгся в борозде.

 Когда заяц во весь дух примчался на другой конец пашни, верная супруга ежа крикнула ему:

 - А я уже здесь!

 Заяц остолбенел от изумления - он подумал, конечно, что видит перед собой самого ежа. Ведь всем известно, что супруга ежа выглядит точнёхонько как её муж.

 "Здесь что-то нечисто!" - подумал заяц и закричал:

 - Бежим ещё раз? Поворачивай! - и опять помчался вихрем - так, что у него чуть уши от головы не оторвались.

 А супруга ежа спокойно осталась на своём месте. Когда же заяц примчался обратно, ёж крикнул ему:

 - А я уже здесь!

 Заяц разозлился и закричал:

 - Бежим ещё раз! Поворачивай!

 - Мне это ничего не стоит, - ответил ёж. - Пожалуйста, сколько тебе угодно.

 Заяц пробежал так ещё семьдесят три раза. И каждый раз, когда он прибегал на другой конец пашни, ёж или его супруга говорили ему:

 - А я уже здесь!

 На семьдесят четвёртом разе заяц не добежал до конца и упал посреди поля.

 А ёж позвал свою жену, и они, довольные друг другом, отправились домой. И если они не умерли, то живут до сих пор.

 Так случилось, что однажды ёж совсем загонял зайца. И с той поры ни один заяц не соглашается бегать наперегонки с ежом.

Волк и лиса

Жили однажды волк да лиса. Лисе приходилось делать всё, что приказывал ей волк. Волк-то сильнее лисы, вот она и боялась его.
И стала лиса придумывать, как бы ей от волка избавиться.
Идут они как-то раз лесом, волк и говорит:
— Лиса, раздобудь-ка мне чего-нибудь поесть, а не то я съем тебя.
— Я знаю, у одного крестьянина есть молоденькие ягнята. Если хочешь, я принесу тебе ягнёночка, — отвечала лиса.
Волку это очень понравилось. Пробралась лиса в деревню, притащила волку ягненочка и убежала.
А волк съел ягненка, да не наелся, и захотелось ему стащить ещё одного. Отправился волк сам в овчарню. Но он был очень неуклюжий и наделал там страшного шуму. Услыхала этот шум мать ягнёночка, большая овца. Закричала она, заблеяла что было мочи. Сбежались на её крик крестьяне и избили волка до полусмерти. Прибежал избитый волк к лисе и закричал:
— Ну и подвела ты меня! Я хотел было утащить второго ягненочка, а крестьяне поймали меня да избили. Чуть жив остался.
— Так тебе и надо! Не будь таким обжорой, — отвечала лиса.
На другой день шли волк с лисой полем, волк и говорит лисе:
— Лиса, раздобудь мне чего-нибудь поесть, а не то я съем тебя. 
А лиса отвечает:
— Жена одного крестьянина печёт сегодня вечером оладьи. Мы их стащим у неё.
Пришли они к дому крестьянина, и лиса до тех пор вертелась да вынюхивала вокруг дома, пока не разведала, где стоит миска с оладьями. Она схватила шесть оладьев, принесла их волку, а сама убежала. Волк проглотил все сразу и только ещё больше есть захотел. Уж очень вкусные были оладьи!
Забрался волк в дом, да и потянул к себе всю миску! Миска упала и разбилась вдребезги. На шум прибежала хозяйка. Увидела она волка и стала громко звать на помощь. Сбежались люди и так побили волка, что он едва до лесу добрался.
— Ну и подвела ты меня! — закричал он на лису. — Крестьяне с меня чуть шкуру не содрали.
— Так тебе и надо! Не будь жадным обжорой, — отвечала лиса.
На третий день волк опять сказал:
— Лиса, принеси мне чего-нибудь поесть, а не то я съем тебя.
— Один крестьянин убил корову, — сказала лиса, — и бочка с мясом стоит у него в погребе. Давай его стащим.
— Хорошо, — отвечал волк, — только пойдём туда вместе. Если на меня нападут, ты помоги мне выбраться из беды.
— Ну что ж, ладно, — ответила лиса и повела волка разными тропками да лазейками в деревню.
Наконец они забрались в погреб. Волк увидел мясо, набросился на него с жадностью, ест и ворчит:
— Ну, я не так-то скоро уйду отсюда! Лиса тоже полакомилась мясцом. Но она всё время оглядывалась по сторонам и поминутно бегала к лазейке: всё примерялась, не очень ли она потолстела от еды и пролезет ли обратно.
Заметил это волк и спрашивает:
— Лисичка-сестричка, что это ты всё бегаешь взад и вперёд да скачешь через лазейку?
— Должна же я поглядеть, не идёт ли сюда кто-нибудь! — отвечает хитрая лиса. — А ты, волк, смотри не объешься.
— Я кончу только тогда, когда бочка опустеет, — сказал волк.
В это время крестьянин услыхал шум в погребе и пошёл посмотреть, кто это шумит. Лиса увидала его, выскочила через лазейку — да и была такова. Волк тоже бросился к лазейке. Но он так растолстел от еды, что застрял и никак не мог выбраться из погреба. Тут крестьянин и поймал его.
А лиса убежала в лес и была очень рада, что наконец-то избавилась от ненасытного волка.

Горшочек каши 

 Жила-была одна девочка. Пошла девочка в лес за ягодами и встретила там старушку.

- Здравствуй, девочка, - сказала ей старушка. - Дай мне ягод, пожалуйста.
- На, бабушка, - говорит девочка. Поела старушка ягод и сказала:
- Ты мне ягод дала, а я тебе тоже что-то подарю. Вот тебе горшочек. Стоит тебе только сказать:
- Раз, два, три,
Горшочек, вари!
и он начнет варить вкусную, сладкую кашу. А скажешь ему:
- Раз, два, три,
Больше не вари!
и он перестанет варить.
- Спасибо, бабушка, - сказала девочка, взяла горшочек и пошла домой, к матери.
Обрадовалась мать этому горшочку. Да и как не радоваться? Без труда и хлопот всегда на обед вкусная, сладкая каша готова.
Вот однажды ушла девочка куда-то из дому, а мать поставила горшочек перед собой и говорит:
- Раз, два, три,
Горшочек, вари!
Он и начал варить. Много каши наварил. Мать поела, сыта стала. А горшочек всё варит и варит кашу. Как его остановить?
Нужно было сказать:
- Раз, два, три,
Больше не вари!
да мать забыла эти слова, а девочки дома не было. Горшочек варит и варит. Уж вся комната полна каши, уж и в прихожей каша, и на крыльце каша, и на улице каша, а он всё варит и варит.
Испугалась мать, побежала за девочкой, да не перебраться ей через дорогу - горячая каша рекой течёт.
Хорошо, что девочка недалеко от дома была. Увидала она, что на улице делается, и бегом побежала домой. Кое-как взобралась на крылечко, открыла дверь и крикнула:
- Раз, два, три,
Больше не вари!
И перестал горшочек варить кашу. А наварил он её столько, что тот, кому приходилось из деревни в город ехать, должен был себе в каше дорогу проедать.
Только никто на это не жаловался. Очень уж вкусная и сладкая была каша.